fatheralexander

Categories:

ВЕРБНОЕ ВОСКРЕСЕНЬЕ. ДЛЯ МИРА СЕГО

Опять подходят дни, когда вспоминаем мы этот удивительный евангельский рассказ: за шесть дней до Пасхи возвращается Иисус Христос в Иерусалим, откуда изгнали Его злоба, страх, зависть и ненависть врагов. Возвращается и знает, что идет на смерть: «Се, восходим в Иерусалим, — говорит Он на пути ученикам Своим, — и Сын Человеческий предан будет первосвященникам и книжникам, и убьют Его»(ср.: Мф. 20:18).  Он знает, что час Его пришел. Знает, что люди, облеченные властью, уже бесповоротно решили уничтожить Его — избавиться от странного, беспокойного Учителя, одним Своим присутствием подрывающего их авторитет, власть и благополучие. Слишком много сказал Он книжникам и фарисеям правды, чтобы те могли и дальше терпеть Его.  Христос знает все это, знает, что обречен, и вот, как говорит Евангелие, все-таки ВОСХОДИТ В ИЕРУСАЛИМ. 

Но при входе в Святой Город происходит нечто необыкновенное. Христос неизменно уклонялся от прославления Его людьми и никогда не хотел принимать  на Себя никакой власти над ними. Но вот за шесть  дней до Своего страдания и смерти на кресте Он, по словам Евангелия, Сам выступает инициатором  собственного прославления. Иисус посылает двоих учеников с приказанием привести Ему осла и садится на него, исполняя все, что за сотни лет до этого  ранее предсказал древний пророк о Царе, который вступит в Иерусалим на смиренном животном. И при вступлении Христа  в город навстречу Ему выходят толпы людей, которые постилают перед Ним свои одежды и, размахивая пальмовыми ветками, встречают Его древним приветствием, относящимся к царю: «Осанна! Благословен Грядущий во имя Господне!» (Мк. 11:9). Иными словами, они приветствуют в Его лице своего Царя, отдают Ему власть над собой, и Он принимает все это. «И... потрясеся весь град» (Мф. 21:10), — говорит Евангелие. 

И вот веками уже мы спрашиваем себя: почему Христос захотел этого — Он, Который говорил, что Царство Его не от мира сего, что удел Его в этом мире — отвержение, страдание и смерть? И сейчас, за неделю до Пасхи, перед вступлением в печаль и мрак Страстной седмицы, мы празднуем Вербное воскресенье. Мы берем в руки все те же зеленые ветки, высоко поднимая их, и несется снова и снова все то же восторженное приветствие: «Осанна! благословен Грядущий во имя Господне!»

Вопрос о смысле этого праздника — краеугольный для всего понимания христианства. Если Христос захотел этого земного торжества, то для того, конечно, чтобы люди навсегда запомнили: хотя Царство Его и не от мира сего, но оно ДЛЯ МИРА СЕГО — для нашей земли, для нашей жизни на ней, и Царство это имеет первостепенное значение, потому что все к нему отнесено и лишь в его свете получает свой смысл. 

На несколько часов, в одной лишь точке земного шара Христос становится царем. В нищем Учителе, не имевшем, где главу приклонить, не имевшем никакой земной власти и силы, люди признали истинную власть, истинную силу, в Нем, нищем, бездомном и вскоре осужденном, увидели своего Царя и Господа. Вот чудо, вот вечный смысл Входа Господня в Иерусалим — чудо, которое вспоминаем мы каждый год «прежде шести дней Пасхи» (начальные слова нескольких стихир на вечерне и утрене в Неделю ваий). 

Ибо если простые люди, такие же, как мы, внезапно и хотя бы на короткое время увидели и поняли это, захотели такой власти и такого Царя, это означает, что на последней глубине тут и только тут смысл и власти, и самой жизни. Ибо власть Христа проявляется не в силе, все себе подчиняющей, не во внешнем величии, вызывающем страх и трепет, а в любви и свободе. 

«Се, Царь твой грядет к тебе кроткий» (Мф.21:5). Нам даже в голову не приходит, что слово «кроткий» может быть применено к носителю власти. Кроткими и смиренными бывают рабы, подчиненные,  а носитель власти  только и  делает,  что кричит о своем могуществе, бряцает оружием и всем угрожает.  Гордость за внешнее могущество  собственной страны вошла в нашу плоть и кровь и всячески поощряется как нечто законное и необходимое. 

Но вот  приближается, вечно приближается, сегодня, сейчас и уже не только к Иерусалиму, как две тысячи лет назад, но к моей стране, к моему городу, ко мне этот странный Царь, кроткий и смиренный, у Которого нет никакой внешней силы, никакого «аппарата власти» — нет ничего, кроме бесконечной любви. Он не призывает к борьбе и восстанию, не выдвигает никаких программ, не говорит ни о каких реформах. Но вот уже две тысячи лет люди в тайниках души своей встречают Его, преклоняют перед Ним колена и радостно восклицают: «Осанна! Благословен Грядущий во имя Господне!» И Он воцаряется, и Царство это никто не в силах у Него отнять.

Без Вербного воскресенья было бы невозможно несколько дней спустя понять, что, стоя перед Крестом и созерцая неизбывные страдания распятой на нем Любви, мы стоим перед Царем и созерцаем победу, а не поражение. Из Иерусалима Царя  поведут на смерть, и это будет победное шествие. Его будут бить, оплевывать и, издеваясь,  приговаривать: «Радуйся, Царь!» Но пройдут века, погибнет и обратится в пыль всякая земная мощь и всякая земная власть, сгниют в могилах все золотом осыпанные тамерланы, наполеоны, сталины, а над миром все так же будет возвышаться Крест и все так же будут предстоять Ему  люди, воспевая Распятому на нем: «Ты еси Един Царь, ты еси Един Господь!» Кто же победил? Тот, Кто всегда побеждает!

Вербное воскресенье — знак и радость победы Христовой в мире, радостная наша уверенность, что только одному Царю и одному Царству нет и не будет конца. 

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic