fatheralexander

Categories:

ПАСХА. ПРООБРАЗ И ИСПОЛНЕНИЕ

Одну из бесед я кончил вопросом: что же празднуют христиане?  Ибо если человек лучше всего выражает себя именно в праздновании и если религия есть прежде всего радость о Боге, а потому праздник, то и христианство легче понять через его праздники, чем через отвлеченные богословские формулы. 

Христианство, и особенно Православие, издревле воплотило свою веру и свое миропонимание в сети праздников, охватывающей весь год. Можно без преувеличения сказать, что верующий живет от праздника до праздника и эти праздники окрашивают для него всю последовательность  времен года: осень и зиму, весну и лето. Антирелигиозная пропаганда  особенно напирает на некоторые отрицательные  стороны религиозных праздников — на то, в частности,  что они сопровождаются пьянством, бездельем и так далее.  Но, как я не раз говорил, сущность любого явления  нужно оценивать не по его  искажениям, а по его смыслу и идеальному назначению. 

Вот и о религиозных праздниках  нужно судить по тому, как они задуманы,  как следовало бы их праздновать,  и тогда уже в свете положительного их замысла бичевать  всегда возможные извращения и недостатки. И если узнать, в чем состоят, в чем воплощают, к чему призывают, на что указывают христианские праздники, то можно не сомневаться, что духовная красота  и глубина их будет для нас очевидна.  И для того, чтобы красоту  и глубину эту хоть немного почувствовать, нет лучшего введения в христианские праздники, чем тот из них, который Православная Церковь всегда называла «праздником праздников» и который  всегда составлял ни с чем не сравнимую радость всех верующих. 

Пасха — не только главный, но и хронологически  первый праздник Церкви. Христиане восприняли его от древнего еврейства, для которого он составлял главное религиозное событие  всего года. И христианский смысл Пасхи лучше всего открывается в его связи — и положительной и отрицательной — с еврейским прообразом. Из Евангелия  мы знаем, что Христос пострадал в дни еврейской Пасхи и что совпадение это было не случайно. В чем же его смысл?  Что праздновали евреи на свою Пасху  и почему апостол Павел называет Христа «нашей Пасхой»? «Ибо Пасха наша, Христос, — пишет он христианам Коринфа, — заклан за нас» (1 Кор. 5:7). 

Отвечая на эти вопросы, мы вступаем в целое миропонимание, которое, при всей его архаичности для современного человека с его узко-техническим и плоско-утилитарным подходом к жизни, соответствует чему-то самому главному и глубокому в человеческой душе. И с этой точки зрения очень важно понять именно постепенное развитие, нарастание и взаимоотношение различных смыслов  этого празднования. 

Человек живет не только в природном, но и в историческом  времени, что позволяет ему различать прошлое, настоящее и будущее,  наполняет смыслом жизнь не только его собственную, но и всего человечества. За несколько столетий  до Христа праздник  Пасхи становится для евреев  ежегодным воспоминанием об исходе из египетского рабства, о сорокалетнем  шествии через пустыню, о вступлении в землю обетованную. 

Но в проповеди и учении пророков эти события перерастают свой первоначальный, исторически ограниченный смысл, расширяются до пределов  некоего всемирного видения. Праздник Пасхи становится праздником человеческой истории, ее движения от рабства к свободе, от печали к радости, от горького голода пустыни к цветущим плодам обетованной земли. 

Так постепенно  и природа, и история, и ожидание Царства Божия как Царства мира и любви, свободы и счастья соединяются в одном праздновании, и Пасха становится  символом самой жизни человеческой в ее устремлении к благому и радостному  концу. Торжество весны прообразует  грядущее космическое  торжество; воспоминание  о бывшем освобождении прорастает в ожидание последней, всецелой свободы; то и другое вместе открывают человеку конечную судьбу  всего сущего. 

И вот всем этим была, хотя бы по замыслу, Пасха во времена Христа. Но тогда понятно и то, почему оказалась она в центре  всей евангельской истории; почему все, что составляет содержание нашей веры в Христа,  так связано именно с пасхальными  днями, обретает  ключ в Пасхе.  Христос проповедовал  Царство Божие, о котором  и прежде вещала, на которое  и прежде указывала человеку красота мироздания.  В ней, в этой красоте, в ее весеннем обновлении заложен символ и обещание  какой-то последней, окончательной Красоты. Он проповедовал Царство, о котором мечтает и к которому стремится  человек в истории; то Царство, в котором преодолевается ужас смерти, разлучения и распада. 

О Себе Христос учил, что в Нем, в Его жизни  и особенно в Его жертвенной смерти совершается ПЕРЕХОД (что и означает еврейское слово «пасха»), которого жаждет весь мир: от рабства, времени и смерти к свободе, жизни и любви. Потому Христос и назван был ПАСХОЙ, потому и смерть Его в дни еврейской  Пасхи как бы исполнила  этот праздник, насытив его последним, уже вселенским смыслом; потому и стало Его воскресение главным предметом веры и радости христианства. 

Пасха, повторяю, есть ключ к христианству, и сейчас, когда люди разучились воспринимать язык символов, необходимо хотя бы вкратце объяснить, что празднуют христиане в свой «праздников праздник». Как пасхальный цикл, обрамляющий собою практически весь год, наполняет его памятью о Христе, претворяет само время в некую икону Христа. 

Все это кажется для многих далеким от реальной жизни и ее нужд. Но вдумаемся: так ли это?

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic