fatheralexander

Categories:

СКУЧНАЯ ПОМЕХА

"Сущность религии - это вера в фантастические и несуществующие сверхъестественные силы". Фраза эта взята из журнала "Наука и религия", где некто Беляев подвергает гневному разбору диссертацию Адлера о религиозной философии Ленина (речь идет о статье Е. Беляева "Начинающий мракобес критикует В. И. Ленина" (Наука и религия. 1965. № 10. С. 83 - 84) по поводу диссертации Э. Адлера "Философия религии Ленина " (Мюнхен, 1964).

Я привел эту фразу не случайно, она мне кажется ключевой в том разоблачении религии, типичным представителем которой является упомянутый Беляев, да и все прочие казенные идеологи так называемого научного атеизма. Их исходная точка приблизительно такая: научно доказывать и защищать религию, то есть существование Бога, нельзя, но научно доказывать  несуществование Бога можно и нужно. Я не знаю, чувствуют ли сами эти казенные идеологи парадокс своей позиции. Думаю, что в каком-то смысле чувствуют, иначе их разоблачение религии не было бы столь страстным и гневным. Настоящая наука таким языком никогда не говорит, ведь ее правда зиждется не на эмоциях и страстях, а на самоочевидности фактов и ясности доказательств. Но в этом случае самоочевидности и ясности быть не может по той простой причине, что объект доказательства, то есть Бог, заранее объявляется несуществующим. А так как объект этот вообще не подлежит эмпирическому исследованию, то и все доказательство оказывается цепью запальчивых и надуманных утверждений. В худшем случае такие утверждения грубы и нелепы (вроде того, что космонавт Гагарин  "Бога на небе не видел"), в лучшем - туманны и исчерпываются ссылками на Ленина и Фейербаха.

Надо сказать, что тезис Адлера, который приводит Беляева в настоящее бешенство, а именно, что существование религии по сути  доказывает существование Бога, с методологической точки зрения неизмеримо научнее, чем все ухищрения "научного атеизма".  Оно хотя бы не противоречит здравому смыслу, выраженному в известной пословице : " Нет дыма без огня". Действительно, если всегда и всюду, во всех обществах и культурах, на всех ступенях развития люди, и притом не одиночки, а множество, верили в Бога, что-то да должно служить причиной этой веры. Научный атеизм говорит: "Да, такой причиной была эксплуатация!".  Но вот кончается эксплуатация, а люди верят в Бога. "Ну, тогда - невежество!" - но вот мир покрыт сетью университетов, а люди, даже профессора, продолжают верить в Бога. "Пережиток прошлого!" - но со времени Галилея, Декарта, Вольтера и Фейербаха прошли столетия, а люди по-прежнему верят в Бога. "Выгода!" - но в Советском Союзе, например, уже пятьдесят лет как крайне "невыгодно" верить в Бога, но люди все еще верят.

Явление, с которым хотели разделаться в два счета, оказывается не только более живучим, но и неизмеримо более сложным, а это-то и выводит казенный атеизм из себя. "Ленин сказал…" Но почему я должен верить Ленину больше, чем Достоевскому и Толстому, академику Павлову и Тейяру де Шардену (Тейяр де Шарден, Пьер (1881 -1955) - французский священник-иезуит, религиозный мыслитель , ученый-исследователь в области палеонтологии и антропологии)? "Фейербах доказал…" Да, но вот через сто лет ученый-геолог и антрополог Тейяр де Шарден доказывает обратное. "Фантастическая вера в сверхъестественное!" - в отчаянии твердит атеистическая пропаганда, но "сверхъестественного" в смысле таинственного, необъяснимого, магического в современных толкованиях религии гораздо меньше, чем в абсолютно недоказуемом догмате, будто коммунизм ведет к всеобщему счастью. Вот тут, действительно, вера и больше ничего, ибо все доказательство касается будущего, заведомо неизвестного. У веры же религиозной  есть настоящее и прошлое, есть правда и красота религиозного искусства, есть удивительное счастье и радость святых, есть ни с чем не сравнимая глубина и красота Евангелия, такая глубина и красота, что книгу эту запрещают переиздавать.

У религии, короче говоря, фактов неизмеримо больше, и она, указывая на них, говорит: "Вглядитесь, вдумайтесь!" Она не призывает поверить сразу, но спрашивает: "О чем эти факты свидетельствуют?" А научный атеизм отвергает факты или же замалчивает их. Действительно, он фактически никогда не говорит о религии в ее подлинной сущности,  а всегда о каких-то вторичных явлениях, недостатках, грехах представителей религии, но разве это - спор, разве это - наука?  По существу, самое поразительное - это крах и банкротство пресловутого "научного атеизма". В мире масса неверующих. Но не потому они не верят, что кто-то что-то доказал "научно", а потому, что нет у них опыта веры. И в мире есть масса верующих. И не потому они верят, что не дошла еще до них атеистическая пропаганда, а в силу своего опыта веры. Но если этот опыт есть, доказывать его отсутствие так же бессмысленно, как объяснять музыку Баха или древнерусскую икону "Капиталом" Карла Маркса.

Не пора ли хотя бы допустить, что в отношении религии Фейербах, Маркс и их эпигоны попросту ошиблись? Увлеченные своим экономическим анализом, они распространили его на все в  мире, но оказалось, что великое множество явлений ему не подвластно. Не подвластно искусство, не подвластна любовь к Родине, не подвластна любовь и , конечно же, религия.  И вот страшный размах кулака, который должен был, согласно теории, сокрушить религию безвозвратно, поражает воздух, ибо то, что он крушит, не имеет отношения к живой, опытной вере. И всякий знает, что без постоянной поддержки государства, партии, милиции и целого аппарата агитаторов вся эта "научно атеистическая" пропаганда просто лопнет. Это совсем не значит, что все сразу поверят в Бога, но только то, что на вечном пути человеческого искания "научный атеизм" - скучная помеха, ибо он  органически чужд последней глубине, на которой решает человек настоящие свои вопросы. 

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic