fatheralexander

Categories:

НЕДЕЛЯ ВСЕХ РУССКИХ СВЯТЫХ. ДВЕ РОССИИ

В самый разгар революции, в эпоху разделений, междоусобиц и кровопролития  Русская Церковь установила праздник Всех святых, в земле Российской просиявших. Отмечается он во второе воскресенье после Троицы, через неделю после праздника Всех святых.  И о нем уместно вспомнить в наши дни, когда перед сознанием не только русских, но и всех людей остро стоит вопрос об отношении к родной стране и ее народу — извечный вопрос об истинном и ложном патриотизме. 

Человеку свойственно любить Родину. Еще древние римляне говорили: «Сладко и прекрасно умирать за Отчизну». А наш собственный поэт сказал: «И дым отечества нам сладок и приятен!» (из комедии А.С. Грибоедова «Горе от ума» (1824), действие 1, явление 7). Но гораздо реже задумывался и задумывается человек над смыслом любви к Родине, и еще реже — над просветлением и очищением этого природного чувства.  И тут, пожалуй, поможет нам этот в грозе и буре родившийся праздник Всех русских святых. 

Историки всех народов, в том числе, конечно, и русского, приучили нас видеть историю собственной страны как непременный прогресс, как постоянное восхождение от худшего к лучшему. Это означает, во-первых, внешний рост за счет внутреннего объединения и победоносных войн, улучшение правления, во-вторых, развитие культуры, в том числе литературы и искусства, и, в-третьих, умножение национального богатства, рост экономики. В эту общую для всех схему представители разных идеологий вносят свои поправки. Так, например, коммунисты говорят об освобождении масс от эксплуатации и деспотизма, историки-антиколониалисты — об освобождении от империалистов и так далее. Но схема, в основном, остается той же: «Мой народ, моя страна, слава Родине — смерть врагам». И поколения за поколениями упиваются этим чувством национальной гордости. 

Но мы, верующие, обязаны посмотреть на этот патриотизм, на эту стихийную и повсеместную «любовь к родному пепелищу» (из стихотворения А.С. Пушкина «Два чувства дивно близки нам...» (1830) с духовной, религиозной, христианской точки зрения.  Не только про  человека, но и про каждый народ можно и нужно сказать словами Христа: «Какая польза... если он приобретет весь мир, а душе своей повредит?» (Мф. 16:26). Слишком часто оказывается, что если к себе самому слова эти человек и готов применить, то в отношении своего народа и своей страны он считает их совершенно неприемлемыми.  Есть даже старая английская пословица, которой очень гордятся многие               англичане: «Я за свою страну, права она или нет». Это выглядит так, словно моральное чувство, нравственная ответственность, сами критерии добра и зла  исчезают, стоит лишь затронуть тему Родины и патриотизма. 

Так вот, если взглянуть на историю России глазами веры, то в ней, как, вероятно, и в истории каждого народа, мы найдем не только рост территории и усиление государства, не только воинскую славу  и победы, не только великие культурные завоевания, но также некую изначальную и постоянно сохраняющуюся поляризацию, как если бы всегда на нашей земле противостояли друг другу два замысла, два устремления, две установки.  Носители одной из этих установок говорят:« Слава и сила!», носители другой: «Правда и дух!». Одни говорят: «Все подчинено национальным интересам», другие: «Национальный интерес подчинен духу и правде». Одни говорят: «Живи для Родины!», другие: «Пусть Родина живет для вечного, высшего, духовного и истинного!».

На самом деле история — не столько прогресс, сколько извечная борьба двух основоположных начал — высшего и низшего. В применении к России и к нашему народу я назвал бы их «Россией тяжелой» и «Россией легкой». Да, была, есть и, возможно, всегда будет «Россия тяжелая». Это Россия силы и славы, это упоение собственным могуществом, это постоянные гимны шестой части земной суши стране, над которой никогда не заходит солнце,- Россия постоянного подчинения всех своих сил интересам внешнего благополучия.  Но сквозь эту «Россию тяжелую» словно просвечивает светлый образ «России легкой» — воплощенной в тех, кто с самого начала, буквально с первых дней ее исторического существования всей силе, всему могуществу, всем земным успехам предпочли торжество духа, сияние любви и милосердия, трудный подвиг нравственного восхождения. 

Есть древнерусская легенда о граде Китеже, затонувшем в лесном озере и олицетворяющем собой это светлое видение Родины — «России легкой», затонувшей посреди «России тяжелой», но по-прежнему влекущей и призывающей к себе колокольным звоном, то есть духовной своей красотой, духовным полетом. Вот об этой России и напоминают те, кто ее создали, воплощают и хранят, — бесчисленные русские святые от Феодосия Печерского, возжегшего светильник духа в самом сердце Киева, и Сергия Радонежского, просветившего тьму северных лесов, до преподобного Серафима Саровского с его светлой пасхальной радостью и бесчисленных в своей безвестности тихих праведников наших дней, основанием всей своей жизни положивших призыв:«Духа не угашайте»  (1 Фес. 5:19).

О «России легкой» с ее сокровенной красотой, глубиной и правдой говорить в наши дни не принято. Напротив, Россию эту приказано забыть, как будто ее никогда не было. Но она была, есть и будет. «Не хлебом единым жив человек» (ср.: Мф. 4:4). И не только человек, но и целый народ. Ему можно без конца твердить о славе и могуществе, об экономических и прочих земных успехах. Но он знает о себе, что у него есть не только тело — тяжелое, как и всякое тело, — но также дух и душа и что им нужна, насущно нужна  эта мечта о духовной красоте и правде, без которых жизнь темна и бессмысленна.  И главный вопрос для истории каждого народа, каждой страны в том, что победит в них: тело или дух, тяжелый замысел земли или легкий порыв к небу. 

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic