fatheralexander

Categories:

СЕКУЛЯРИЗМ. ПОРАБОЩЕНИЕ И НЕВЕРУЮЩИХ

В прошлой беседе я говорил, что теория,согласно которой религия, будучи «частным делом», должна быть отделена от всех других областей жизни, приводит в конечном счете к порабощению верующих и в еще большей степени — к порабощению неверующих. 

Остановимся сегодня на этом утверждении, которое, я знаю, многим может показаться парадоксальным и голословным. Мне могут заметить, что если верующим теория эта и вправду сулит некоторые ограничения, то уж для тех, кто с религией не связан, она означает гарантию полной свободы. И добавят, пожалуй, что как ни прискорбно такое ограничение религии, но оно неизбежно, и виновата в нем сама религия, точнее, те, кто веками насильно навязывали ее человеку, ограничивая его свободу. Поэтому, скажут они, религию следовало «поставить на место», отделив от тех областей жизни, которые она произвольно подчинила себе и контролировала, ибо только отказ от религиозного контроля обеспечивает свободу человека. Но посмотрим, так ли это. 

Достаточно и беглого взгляда, чтобы убедиться в безнадежной порочности этого возражения. Ибо, в конце концов, ничто не привело к большему порабощению человека, чем изгнание религии на задворки жизни, низведение ее до «частного дела» и отождествление с «культом». Почему это так? Да потому, во-первых, что те самые общество, государство и культура, которые во имя свободы освобождались от «религиозного контроля», не могут существовать и никогда не существовали без некоего теоретического обоснования, также предполагающего своего рода контроль. 

Никакое общество не может существовать, не зная, для чего оно существует, на каких принципах основано, какими идеалами должно себя измерять. Из этого следует, что никакое общество  нигде и никогда не достигало свободы в отвлеченном смысле, то есть понимаемой как возможность каждому делать что угодно, жить по принципу  «чего моя левая нога захочет».  Всюду и всегда свобода определялась по отношению к тем принципам  и понятиям, которыми руководствовалось  данное общество  и которые отвечали на вопрос, для чего и как оно существует. Всюду и всегда каждое общество считало себя вправе налагать на человека некоторые обязанности по отношению к себе и по отношению к другим своим членам — обязанности как «положительные» (воинскую повинность для защиты общества, налоги для обслуживания общества, подчинение законам, обеспечивающим мир и порядок в обществе), так и «отрицательные» (запрет нарушать общественный порядок, грабить, убивать, насильничать и тому подобное). 

Все это означает, что понятие свободы неотделимо от того, как понимает и определяет себя, чем и во имя чего живет общество. Но это означает также, что все, поистине все в общественной жизни и, стало быть, в жизни каждого ее участника зависит в конце концов от этого самоопределения общества, от идей и идеалов, которыми оно само себя измеряет. Здесь-то и встает со всей остротой  вопрос о том, каково место религии в этом самоопределении, а значит — и в жизни общества. 

Можно написать, да уже и написаны, сотни книг с обличением тех страшных злоупотреблений  в государственной, общественной и культурной сферах жизни, которые были допущены религией вообще и христианством в частности во времена, предшествовавшие секуляризму, то есть отмеченные тесной связью между религией и обществом.  Отрицать эти злоупотребления, рисовать эти времена в розовых тонах, утверждать их как идеал — значит попирать элементарную правду, лгать и обманывать. 

Но каковы бы ни были эти злоупотребления, остается и та правда (бесконечно важная для нас сегодня), что до зарождения, а затем и воцарения секуляризма человеческое общество не считало себя самоцелью, не провозглашало себя высшей и абсолютной ценностью и потому не видело  в каждом человеке лишь составную часть целого, полностью ему подчиненную.  Только в нашу эпоху  общество сказало человеку: «Единственная цель и содержание твоей жизни — служить мне. Ибо «я»и только «я» абсолютно. Никакой другой жизни, никакой другой цели у тебя нет и быть не может». И вот я утверждаю: религия и только религия ограничивала этот абсолютизм общества, религия и только религия, сколь бы сама она ни подчинялась обществу, сохранила хотя бы идею свободы, автономии человеческой личности. И потому изгнание ее из общества, провозглашение ее «частным делом» приводит, не может не привести к новому, неизмеримо более страшному порабощению человека. 

Повторю еще раз: это утверждение звучит в наши дни странно. Для подавляющего большинства людей вся идея свободы в том, чтобы освободить их жизнь от обязательного присутствия религии. Но они не понимают, что если нет религиозного осмысления человека, а значит, отнесенности человека к тому, что НАД обществом, НАД землей, НАД материей, даже НАД самой жизнью, то рано или поздно либо общество, либо материя, либо жизнь как стихийная сила подчиняют и порабощают человека и свобода становится абсолютным абсурдом. 

Можно и нужно критиковать измены религии самой себе. Можно и нужно вскрывать всякую ложь, всякое ханжество. Но гораздо важнее задаться вопросом: что происходит с человеком, когда эта религия, самая несовершенная и самая грешная, исчезает из мира?      

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic