fatheralexander

Category:

СМЕРТЕЛЬНО ДЛЯ ЛЖИ. ЗЛОСТНАЯ НАТЯЖКА

Коротко говоря, вся беседа Самарского — это попытка уличить баптистов, и не только баптистов, но и верующих вообще, в лицемерии и противоречиях, в аморализме и ханжестве. Пересказывая услышанную им проповедь баптистского проповедника, автор начинает с христианской заповеди о любви к врагам и непротивлении злу силой, на которой, как он говорит, особенно настаивал проповедник, и старается показать абсурдный характер этой заповеди. Вот его слова: «А как ты, братец, поступишь, если на твоего отца нападут бандиты? Неужели ты не защитишь его, а только скажешь им:«Вы делаете нехорошее дело, вы мои враги, но я люблю вас, очень люблю!»? Разве это нравственно — оставить человека в беде? Разве, отказываясь от сопротивления злу, вы не облегчаете тем самым его распространение? Могут ли честные советские люди, хотя бы и верующие в Бога, выполнять такие нелепые и противоестественные требования Священного Писания? Конечно, нет». Такова первая часть радиобеседы Самарского.

Самарский, я думаю, отлично знает, что для легкого торжества над баптистскими проповедниками он недопустимо упрощает Евангелие и учение Церкви. В Евангелии действительно сказано: «Не противься злому, и если ударят тебя в правую щеку — подставь левую» (ср.: Мф. 5:39) и так далее. Но ведь сказано: «если ударят тебя», а не твоего отца, брата, вообще другого человека. Иначе говоря, ты призван не только не отвечать злом на личную обиду, но и защищать слабого, если его обижает более сильный. Ибо призыв «Не противься злому» исходит из заповеди и только по отношению к ней имеет смысл. Все Священное Писание, вся история Церкви полны призывов безбоязненно защищать всех, кто страдает от зла, насилия, неправедных судей, и так далее. Кроме того, христианство всегда учило защищать — если нужно, то и силой  — Родину, общественный порядок и мораль, ибо человек живет в грешном и падшем мире, а не в Царствии Божием. Но автор, по-видимому, не понимает, или не хочет понять, что обуздание зла — это одно, а ненависть —  совсем другое. 

Далее господин Самарский сам себе противоречит. Ибо назвав заповедь о непротивлении злу и любви к врагам вредной и бессмысленной, он во второй части беседы обрушивается на американских президентов Трумэна и Джонсона (Трумэн, Гарри С.(1884-1972); Джонсон, Линдон Б. (1908-1973) — президенты США соответственно в 1945-1953 и в 1963-1969. Трумэн выступил инициатором атомной бомбардировки японских городов Хиросимы и Нагасаки (август 1945 года); Джонсон положил начало полномасштабному вмешательству США в гражданскую войну во Вьетнаме (с февраля-марта 1965 года), баптистов по вероисповеданию, за то, что они применяют силу, употребляют оружие и так далее. Но разгром врага (в примере Самарского это Япония, которая при Трумэне была врагом Соединенных Штатов, действовавших тогда заодно с Советским Союзом) можно считать  делом либо правым — но тогда Трумэн и Джонсон поступают в согласии с Самарским, либо неправым — но тогда незачем обличать христианскую заповедь как вредную. 

Можно не соглашаться с политическими целями и Трумэна и Джонсона, но это вопрос политических убеждений, а не отношения к силе как таковой.  И насколько мне известно, советские христиане-баптисты принимали участие в Отечественной войне. Таким образом, рассуждения Самарского оказываются злостной натяжкой и самой грубой подтасовкой.

Но далее Самарский обрушивается на Самого Христа, и тут ложь его достигает полного цинизма. Как доказательство того, что христианство оправдывает вражду между людьми, он приводит следующие слова Христа: «Думаете ли вы, что Я пришел дать мир земле? Нет, говорю  вам, но разделение. Огонь пришел Я низвести на землю, и как желал бы, чтобы он уже возгорелся» (Лк. 12:49, 51). Ложь здесь, прежде всего, в самом методе цитирования. Из приведенного места совершенно ясно, что огонь, о котором говорит Христос, — это огонь любви, веры и жертвенности, которым Сам Он объят. Ибо, произнеся эти слова об огне, Христос тут же прибавляет: «Крещением должен Я креститься; и как Я томлюсь, пока сие совершится» (Лк. 12:50). Отсюда видно, что Он говорит о Своей вольной смерти, огонь которой Ему хотелось бы низвести на землю.

 Дальнейшие слова Христа о разделении также не вызывают сомнений: «Ибо отныне пятеро в одном доме станут разделяться, трое против двух, и двое против трех: отец будет против сына и сын против отца; мать против дочери и дочь против матери; свекровь против невестки своей, и невестка против свекрови своей» (Лк. 12:52-53). Смысл их ясен: учение Христа, вера в Него — вот что разделяет людей. Одни поверят — другие нет, одни услышат — другие нет, одни соблазнятся — другие нет. Но пусть Самарский и ему подобные приведут хоть одно слово Христа, оправдывающее разделение в обычном смысле или призывающее убеждать насилием. Да, над миролюбием христиан часто издевались, как и над призывом христианства к терпению, милосердию, состраданию. Однако никто еще, кажется, не доходил до утверждения, будто Христос насаждал среди людей вражду и желал послать на землю истребительный огонь. До такой грубо циничной лжи не опускался даже первый глава Союза безбожников Емельян Ярославский (Ярославский Емельян Михайлович (настоящая фамилия и имя Губельман Миней Израилевич; 1878-1943) — революционер-большевик, партийный деятель. Организованный и бессменно возглавлявшийся им с 1925 года «Союз воинствующих безбожников» был одним из орудий антирелигиозной политики в довоенном СССР). 

И, наконец, последнее. В конце своей беседы господин Самарский снисходительно хвалит баптистов за то, что они учат своих приверженцев хорошо трудиться, не пьянствовать, не хулиганить, не воровать, почитать родителей, уважительно относиться к окружающим. Но тут же заявляет, что все эти моральные требования являются общечеловеческими и не зависят от религиозности. Допустим, хотя это и спорно, ибо какой «общечеловеческой» моралью можно объяснить или оправдать террор, десятилетиями царивший на шестой части земного шара? Что же касается баптистов, то ведь они проповедуют не только нравственную жизнь. Как и все христиане, они говорят о высшем назначении человека и о том, как бесконечно ценна перед Богом каждая личность. И за это их ненавидят и, не давая отвечать, преследуют клеветой, как делает это в своей радиобеседе Самарский. И само усердие Самарского показывает, что именно огонь веры пугает и страшит его и потому все средства хороши, чтобы угасить его.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic