fatheralexander

Category:

ПУТЬ ХРИСТОВ ВОЗМОЖЕН. ГЕРОИ ДУХА

Не странно ли, что во всех своих нападках на религию антирелигиозная пропаганда почти никогда не говорит о святых? А ведь они занимают в нашей религиозной жизни огромное место, и каждый день церковного года посвящен памяти не одного, а нескольких, иногда даже десятков святых. Кроме того, всем святым особо посвящено первое воскресенье после праздника Троицы. 

Святые! Современному, на прагматический, общественно-деловой лад настроенному человеку, само это слово должно казаться анахронизмом, чем-то предельно чужим, потусторонним, оторванным от реальной жизни. Какие-то древние старцы в пустынях, изможденные постом и молитвой, заживо погребенные в пещерах или монастырских кельях... Кому теперь все это нужно? Как все это далеко от наших проблем, наших интересов и исканий!

Но справедливо ли это впечатление? Не следует ли здесь, как и в других наших расхожих мнениях, кое-что пересмотреть, переоценить, заново продумать?  Не имеет ли и ко мне отношение тот несомненный факт, что в каждую эпоху, в каждой стране, в каждом поколении были люди такие же, как я, но пошедшие этим странным, трудным, узким путем? Почему они это сделали? Что заставило их избрать этот путь? 

Нам все время твердят о героях труда, героях войны, героях космоса, нас призывают подражать им. Но для чего же исключать из этой семьи героев духа, которые всяким иным достижениям предпочли нравственное совершенство? Если всегда были и есть люди, способные во имя чего-то отречься от себя, от своего благополучия и безопасности, то не значит ли это, что способность к такому самоотречению — самая высокая в человеке? И тогда те, кого мы называем святыми, то есть герои духа и нравственного подвига, заслуживают по крайней мере не меньшего внимания, чем герои всех других областей человеческой жизни. Как писал когда-то В. Розанов, всю свою жизнь боровшийся с христианством и при этом любивший его больше всего на свете: «Христианство — без буйства, без вина и опьянения — есть полная ВЕСЕЛОСТЬ; удивительная ЛЕГКОСТЬ духа; НИКАКОГО уныния, НИЧЕГО тяжелого! Аскеты и мученики были веселы, одни — в пустынях, другие — идя на муки. Какой-то поток  внутреннего веселья даже у таких, даже в такие минуты, гнал с лица всякую тень потемнелости» (Розанов В.В. Религия и культура. // Соч. в 2 т. Т. 1. М.: Правда, 1990. С. 292). 

Это писал Розанов — тот самый, который в других своих писаниях осуждал христианство за То, что оно, дескать, лишает простую земную жизнь смысла и радости.

Но можно и не читать Розанова. Достаточно вглядеться в образ святого Серафима Саровского — простого русского человека, с юношеских лет ушедшего в монастырь и потом привлекавшего к себе тысячи людей со всех концов России. Его жизнь, а жил он в 19 веке, то есть совсем недавно, совсем близко к нам, — была сплошным пожаром радости, разгоравшимся все сильнее и сильнее, так что под самый конец он приветствовал каждого приходящего к нему словами: «Радость моя!». 

А совсем в другой стране, за столетия до нас, жил святой Франциск Ассизский, который тоже отказался от всего — от дома, родни и даже от одежды. Всю свою жизнь посвятил он «прекрасной даме Бедности». И вот, преисполненный какой-то небывало ликующей радости, он слагает песнь всей твари, включив в свою радость и «брата солнце», и «сестру луну», и звезды, такие светлые и нежные, и ветер, и воду, такую полезную и смиренную,  драгоценную и чистую! О чем же эта радость? Конечно, об открывшемся смысле жизни, о единстве, чистоте и красоте мира, заново обретенного в Боге. Ибо все зло в мире — от разлада между тем, чего хочет человек, и тем, как он живет. И потому святость, будучи обретенной целостностью жизни, — это не исключение, а возврат человека к подлинной, Богом данной ему человечности.

Все христианство — сплошной призыв к совершенству. И не только призыв, но и явление совершенства в образе Христа, ибо мера всякого совершенства для христиан — Сам Христос.  И встретив, уверовав, полюбив Христа, человек знает, что у него теперь только один путь — путь совершенства: «Будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный» (Мф. 5:48). И стоит только стать на путь прощения и любви, на путь искания Духа Святого, как мир наполняется светом, а в сердце воцаряется радость. Вот почему мы так любим святых. Они для нас — доказательство того, что этот путь возможен, что «Духом Святым всякая душа оживится, чистотою возвышается и светлеется» (ср.: «Святым Духом всяка душа живится, и чистотою возвышается, светлеется тройческим единством, священнотайне» (Неделя 4-го гласа. Утреня. степенны, 1-й антифон). 

Святые вдохновляют нас, зовут на путь восхождения, по которому идут сами. Они помощники каждому в подвиге приближения к Богу, то есть в обретении полноты человечности. 

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic