fatheralexander

Categories:

ГОНЕНИЯ НА ВЕРУ: ПРАВДА О ГЛАВНОМ СОКРОВИЩЕ

Мы говорили в прошлой нашей беседе о неправде, которую распространяет о христианстве официальная пропаганда и официальная идеология, — неправде, на которую христиане лишены возможности ответить, ибо это по закону означало бы «религиозную пропаганду». Но так как ложь никогда не может себя ограничить, то запрет говорить правду о религии влечет за собой и дальнейшие неправды, и дальнейшие запреты. 

В нашей стране сейчас налицо поразительный парадокс. С одной стороны, тысячи, десятки тысяч туристов восхищаются памятниками древнерусского искусства, памятниками почти сплошь религиозными. Сколько бы ни рассказывали им о другом, официальном искусстве, они хотят видеть иконы Андрея Рублева, храмы Владимира и Суздаля, Троице-Сергиеву лавру... И выходит, что прошлое народа пропитано поразительным религиозным вдохновением, и памятники этого вдохновения показывают с гордостью. С другой стороны, само это вдохновение изобличается как какая-то чума, столетиями владевшая народной душой. Между тем и здесь, как и ко всему на свете, следовало бы применить евангельский принцип: «По плодам их узнаете их» (Мф. 7:16). Нельзя восхвалять плоды, а дерево провозглашать опасной заразой.  

Конечно, говоря это, я не надеюсь убедить власть имущих: они-то знают, что лгут, и знают также, почему лгут. Я говорю это всем тем, кто до сих пор так или иначе соглашается с принципом, который можно назвать «принципом частичной лжи». Например: «Религия вредна по своей сущности, но она создала прекрасные памятники искусства», «Христианам нужен культ, но не нужна проповедь и миссия» и тому подобное.  Всякая такая ложь — как масло, капнувшее на бумагу, которое рано или поздно пропитывает весь лист. И сколько же времени может держаться общество, построенное всецело, сверху донизу на принципе заведомой лжи? Сколько можно жить по двойной бухгалтерии — официальной для внешнего мира и тайной для себя?

Религию один исследователь определил как обращенность человека к тому, что является для него самым главным, высшей и последней ценностью. Это примерно то же, что в Евангелии сказал Христос: «Где сокровище ваше, там будет и сердце ваше» (Мф. 6:26). И вот ясно, что на протяжении веков таким сокровищем, такой высшей и последней ценностью нашего народа был тот образ жизни, человека, мира, что запечатлен навеки в памятниках его искусства. 

Ибо в том-то и дело, что искусство никогда не бывает только искусством — оно всегда отображение внутреннего мира, внутренней жизни людей данного общества, данной культуры. И даже культ в религии — всегда не просто культ, но отображение целого видения жизни, символ и образ, жаждущий претвориться, воплотиться в реальность. За культом, как за изобразительным искусством, литературой и поэзией, всегда стоит и светит нечто неизмеримо более глубокое, и потому запрет обращаться к этой глубине через искусство, то есть через символы и отражения, запрет человеческому стремлению распознать и понять ее есть не просто признак умственного убожества, но калечение самой души.

Вот у нас (то есть, в СССР первой половины 1960-х годов) идет кампания против всех тех, кого называют паразитами, тунеядцами, беспринципными циниками и так далее. Но неужели же не понять, что все эти явления — прямое и неизбежное следствие казенной лжи? Человеку говорят, что он — только материя, но требуют от него веры в принципы. Человеку говорят, что он — продукт экономики, но требуют от него духа и жертвенности. Рано или поздно сознание такого человека не выдерживает этой нестерпимой путаницы, и он опускается на дно, заботясь лишь об удовлетворении самых низменных инстинктов. 

Веками всегда и всюду перед глазами и сознанием человек был образ высшего, отражавший высокий и чистый замысел о жизни; он слышал обращенный к нему призыв. Всем этим был наш религиозный культ, наше искусство, наша литература. О, это совсем не значит, что все люди сразу же и автоматически на этот призыв откликались, этому образу, этому замыслу следовали! В истории человечества тьмы, злобы, грехов больше, чем света, и то, что я здесь называю «правдой о религии», совсем не предполагает выставления ее только в положительном свете. Пусть будет сказана вся правда о ней —  правда о грехах и падениях, об извращениях и изменах, но пусть позволено будет сказать правду о религиозном замысле и призыве, пусть позволено будет раскрыть, ЧТО живет за этими образами, откуда эти льющиеся из них свет и радость, на что указывают они в мире и человеке. 

Мы живем во лжи, но дальше так жить невозможно, и это внезапно и одновременно ощутили многие во всем мире. И если не поймут власть имущие этой колоссальной жажды правды, этой невозможности дальше дышать воздухом, пронизанным ложью, плохо им будет! Борьба за правду во всем, но прежде всего за правду о том сокровище, что сокрыто в сердце всякого человека, — вот простая программа для нашего страшного, но, может быть, и многообещающего времени.  В мире, помимо всех конфликтов, всех разделений и напряженностей, нарастает еще один несомненный конфликт: между теми, кто думает, что без лжи на земле не проживешь, и теми, кто все земное зло и страдание возводит к этой лжи и сокрытию истины.

Этот конфликт составляет подлинную, хотя и скрытую, быть может, от многих сущность нашего времени, и только в нем по-настоящему стоит принимать участие человеку.

    


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic