fatheralexander

Categories:

КРАХ АТЕИСТИЧЕСКОЙ ПЕДАГОГИКИ

Недавно в «Правде» напечатана была большая статья доктора философских наук Окулова (Окулов Андрей Федорович — один из ведущих советских специалистов в области «научного атеизма». В 1970-е — директор Института научного атеизма при Академии общественных наук при ЦК КПСС), посвященная атеистическому воспитанию (Окулов А. Атеистическое воспитание // Правда. 1972. 14 января). Поскольку же в советской печати не бывает ничего случайного, появление ее в ведущем союзном органе нужно считать крайне знаменательным. При этом статья оставляет двоякое впечатление. С одной стороны, она не может не радовать верующих, с другой — вселяет тревогу как содержащая скрытую угрозу. 

Начнем с отрадного. Очевидно, что-то не клеится с пресловутым атеистическим воспитанием. Ведь вот казалось бы: систематическое насаждение его на всех без исключения уровнях и ступенях школы от детского сада до университета при полной невозможности для верующих пользоваться печатью, радио и телевидением, при абсолютном контроле государства над всеми религиозными объединениями, — при такой, иными словами, стопроцентной сосредоточенности на атеизме это атеистическое воспитание более чем за полвека должно было бы дать и почти стопроцентные результаты. Но вот доктор философских наук Окулов вынужден признать другое. «Абсолютное большинство молодежи — атеисты, — пишет он. — Однако это не должно заслонять того, что некоторые молодые люди не склонны видеть в религии серьезного противника. Имеются факты участия неверующей молодежи в отправлении религиозной обрядности». 

Что же это значит? Если абсолютное большинство молодежи — атеисты, то почему же они должны придавать какое-то значение религии, да еще видеть в ней серьезного врага? Ведь не будет же тот же Окулов призывать молодежь бороться с древнеславянским язычеством, с культами Перуна или Даждьбога и обвинять в том, что она не видит в них серьезного противника! Если же верующие среди молодежи составляют ничтожный процент, то зачем на них и внимание обращать? Но нет, в статье Окулова чувствуется глубокая тревога. Уж если не только верующие, но даже и неверующие начинают соблюдать религиозные обряды, то атеистическое воспитание нужно признать совершенно провалившимся.  И по-видимому прав английский историк Коллац, которого с негодованием цитирует Окулов: «Сейчас существуют две России: официальная Россия пятилетних планов, спутников, колоссальных научных, политических и дипломатических достижений и неофициальная Россия верующих, настроенных враждебно ко всему официальному». 

Но поразительно в статье Окулова не это. Поразительно то, что, констатируя (прикровенно, правда) провал атеистического воспитания, он лишен возможности проанализировать причины этого провала. Совершенно очевидно, что он их понимает, и понимает прекрасно. Он понимает, что провал атеизма, во всяком случае как предмета преподавания, объясняется его совершенно искусственной связью с марксизмом-ленинизмом, то есть тем объяснением религии, которое мы находим у Маркса, а затем и у Ленина. Не мое, конечно, дело давать Окулову советы по методологии антирелигиозного воспитания, но все же замечу, что пока религию будут выводить из марксистского панэкономизма, из «классовой борьбы» и «эксплуатации», пока, иными словами, эта совершенно дискредитированная на опыте теория будет считаться догмой, атеистическое воспитание будет делом совершенно убыточным. 

И почти смешно, что человек, обязанность которого заключается в том, чтобы давать инструкции, не может, не имеет права сказать правду, а именно: что предпосылки этого атеистического воспитания глупы и недоказуемы.  Именно не имеет права! Ибо сказать правду означало бы взять под сомнение официальную доктрину, за которую цепляется власть (ибо ей решительно не за что больше цепляться) для оправдания своей тоталитарной и античеловеческой сущности. И потому бедняга Окулов предлагает все ту же старую жвачку: какие-то «обряды», только не религиозные, а атеистические, какие-то «научные» принципы и аналитические исследования, суть которых остается неясной и неопределенной.

Для религии и веры все эти выводы нужно признать, конечно, положительными. Ясно, что атеизм как система, как догма и как идеал — провалился. Но это совсем не значит, увы, что религия торжествует. Совсем напротив: именно здесь — причина новой интонации, на сей раз зловещей, в статье Окулова. Тоталитарная власть не только не любит — она не может позволить себе ошибаться. И если марксизм-ленинизм ошибся относительно самой сущности, самой природы религии, то не ошибся ли он во всем своем подходе к миру и человеку, к истории и к ее так называемым законам? Вот вопрос, который подспудно звучит в статье и делает ее действительно угрожающей. Советская власть вошла в тот фазис своей истории, когда доктрина, на которой она основывает свое существование и которой оправдывает себя, — доктрина эта действительно трещит по швам. 

Однако весь ужас этой доктрины в том, что она исключает всякую возможность пересмотра. Наука, на которую так любят ссылаться идеологи этой доктрины, построена целиком на принципе проверки: если гипотеза не оправдалась в действительности — значит, она ложная. Но только марксизм-ленинизм, провозглашая себя наукой, одновременно отбрасывает этот принцип проверки. И хотя теперь — и как  раз на примере атеистического воспитания — совершенно ясно, что доктрина эта провалилась, по-прежнему необходимо, чтобы доктора философских наук типа Окулова продолжали, даже вопреки собственному убеждению, навязывать ее всем в обязательном порядке. Иными словами, именно из-за провала атеистического воспитания власть вместо пересмотра самого этого воспитания предпримет новый нажим на религию.  

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic