fatheralexander

Category:

ЧТО И ДЛЯ ЧЕГО ЕСТ ЧЕЛОВЕК

"Человек есть то, что он ест". Приведя эту известную фразу
философа-материалиста Фейербаха, я заметил в прошлой беседе, что
напрасно он видел в ней формулу, приканчивающую все религиозные
рассуждения о природе человека. Я говорил, что на деле этой формулой
можно выразить и библейское учение о человеке, поскольку в первой
книге Библии он показан прежде всего как существо голодное, чья жизнь
зависит от мира как пищи. Я говорил, наконец, что библейское учение о
человеке было в известной степени искажено теми христианами, которые
слишком легко восприняли не из Библии, не из Евангелия идущее
противопоставление материального духовному, мирского священному.
На деле мы нигде не находим в Библии этого противопоставления.
Согласно ей, пища, которую человек ест, мир, от которого он должен
питаться, чтобы жить, даны ему Богом и даны как средство общения с
Богом. Мир как пища человека не есть нечто сплошь материальное,
ограниченное своей материальной функцией и, как таковое,
противоположное и даже враждебное специфически духовному. По Библии,
все, решительно все существующее - от Бога и потому свидетельствует о
Боге, приводит  к Нему, к общению с Ним. Если Бог , по слову Нового
Завета, ЕСТЬ ЛЮБОВЬ ( 1 Ин. 4:8), то про мир можно сказать, что он
есть БОЖЕСТВЕННАЯ ЛЮБОВЬ, данная нам в пищу, ставшая нашей жизнью.
Бог, по свидетельству Библии, благословляет все, что творит. На
библейском языке это означает, что Он делает все творение, все сущее
знаком и средством Своего присутствия и мудрости, любви и откровения.
"Вкусите и видите, яко благ Господь" ( Пс. 33:9), - восклицает древний
библейский поэт, автор псалмов. Да, человек - существо алчущее,
голодное, но алчет он Бога. За всей нашей жизнью как голодом,
желанием, стремлением стоит Бог. И всякое наше желание в конечном
счете есть желание обладать Им.
Человек, конечно, не единственное существо, испытывающее постоянный
голод, который есть закон для всего мира, для всего сущего. Но только
человек в ответ на благословение Божие способен благословить Бога за
дар жизни, ответить на него благодарением. В библейском повествовании
о первых днях человека поражает то, что ему дано было от Бога
наименовать другие создания. Так, после сотворения животных Бог
приводит их к человеку, чтобы тот дал имя каждому. Но нужно,
опять-таки, вспомнить, что имя в Библии означает неизмеримо больше,
чем способ отличать одну вещь от другой. Во всех древних культурах имя
есть выражение сущности его носителя. Таким образом, назвать,
наименовать  вещь - значит, раскрыть  смысл и назначение, данное ей
Богом, значит принять ее с благодарностью как Божий дар.
Но тогда понятно, почему в Библии хвала, благодарение и благословение
- не просто "культовые акты", а сама глубина, сама изначальная форма
жизни. Бог, согласно Библии, благословил мир, благословил человека,
благословил день седьмой, то есть время. Это значит, что Он все сущее
наполнил Своей любовью, Своей "добротой" ( доброта - красота
по-церковнославянски), все сотворил ДОБРА ЗЕЛО (Быт. 1:31). И потому
естественная реакция, естественный ответ человека на  этот дар мира и
жизни - благодарение и радость. Это значит, что он видит мир таким,
каким создал и любит его Сам Бог, и в этом акте благодарения и хвалы
познает  мир, дает ему имя и обладает им. Все человеческие
способности, умственные, духовные и волевые, все отличающее человека
от прочей твари, корнем и источником своим имеет это благословение и
благодарение, знание того, ЧТО есть предмет его голода и жажды.
Одни ученые называли человека латинским термином homo faber, то есть,
"человек - искусник", указывая на его способность возделывать мир.
Другие же - homo sapiens, то есть, человек разумный, подчеркивая его
способность мыслить. Но прежде этих определений следует называть его
homo adorans - "человек благодарящий" (или, скорее, "поклоняющийся"
(лат.), то есть, испытывающий благодарную радость. По своему
происхождению и призванию человек занимает во Вселенной место
священника. Он создан как венец творения, он своим знанием Бога Творца
и Бога любви объединяет в себе весь мир. Он принимает мир от Бога и
возвращает его Богу в жертве хвалы. Он, наполняя мир хвалой и
благодарностью, преображает его жизнь в непрестанное общение с Богом.
Можно сказать, что весь мир создан был как материя, или вещество,
одного всеобъемлющего космического таинства, совершить которое призван
человек. И люди все еще понимают это - если не разумом, то чувством и
инстинктом. Века удаления от религии не смогли, например, превратить
питание, принятие пищи в сплошь утилитарную, исключительно
физиологическую функцию.  Человек все еще относится к пище с
благоговением. Трапеза все еще остается обрядом, ритуалом, последним,
можно сказать, "натуральным таинством" семьи, дружбы, общения - всего
того, что в жизни больше и значительнее, чем просто еда, просто питье.
Мы приглашаем к себе друзей и непременно угощаем их. Как же иначе
выразить общение, дружбу, любовь?
Итак,  есть и пить даже для современного, то есть, технологического и
утилитарного человека - всегда больше, чем просто поддерживать тело
физиологически. Люди могли забыть источник и корень всего этого, но
они все еще празднуют пищу и в ней, через нее - таинство жизни. Да,
человек есть то, что он ест. Но ест-то он свою пищу затем, чтобы, живя
от нее, саму эту пищу, то есть, свою жизнь, наполнять светом, хвалой,
смыслом, творчеством - короче говоря, Богом. Таков религиозный замысел
о человеке и его пище. Но сохранил ли верность ему сам человек? К
этому вопросу мы и перейдем далее.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic