June 17th, 2021

СЧАСТЬЕ ХРИСТИАН. ВО ВСТРЕЧЕ И УЗНАВАНИИ

В новогоднюю ночь люди издавна приветствуют друг друга словами: «С новым счастьем!». И ни в чем, пожалуй, не проявляется так неиссякаемая вера в счастье, в саму возможность его, как в этом традиционном приветствии, произносимом раз в году под бой часов. 

Казалось бы, почти все в жизни постоянно разрушает в нас эту веру. «На свете счастья нет!», — восклицает Пушкин в одном из своих самых печальных, усталостью и разочарованием пронизанных стихотворений. И ему вторят все великие писатели и поэты, задумывавшиеся над горькой судьбой человека в мире. И вот, несмотря на все это, человек в новогоднюю ночь упрямо, с вызовом судьбе говорит о «новом счастье». И потому хочется его спросить: «Какого же счастья ты ждешь, чего хочешь?»

Действительно, нет, пожалуй, более неуловимого и неопределимого понятия, чем счастье.  Ведь даже когда как будто приходит оно и дается нам, то оказывается неизбежно таким мимолетным, таким хрупким. Как сказал другой замечательный поэт: «Что счастье? Чад минутной речи, одна минута на пути» (из стихотворения И. Ф. Анненского «Что счастье?..» (1911). Следует: «Что счастье? Чад безумной речи?/ Одна минута на пути?..»). Да, в конце каждой встречи стоит разлука, а в конце всего — разлука смерти.  И как можно еще, казалось бы, говорить о счастье?  Есть люди — и их много, — которые счастье человеческое полагают в чем-то внешнем: в условиях существования, в материальном успехе, во власти, силе, безопасности... 

Collapse )