July 17th, 2021

РЕЛИГИОЗНОЕ ВДОХНОВЕНИЕ РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ. ТЮТЧЕВ: ЛЮБОВЬ, ПОБЕЖДАЮЩАЯ БЕЗДНУ

Говоря о религиозном вдохновении русской литературы, мы остановились до сих пор на двух ее гигантах и основоположниках — Пушкине и Лермонтове. Сегодня черед другого великого из великих — Тютчева.

В русской поэзии — нужно ли это доказывать? — и голос его, и его мир, этим голосом созидаемый и являемый, не спутаешь ни с чьим другим. С Тютчевым входит в русскую поэзию  некое почти физическое прикосновение к иррациональной, таинственной глубине мира и жизни. Если мир Пушкина — прозрачный и светлый, несмотря на отравляющие его страдания и зло, если мир Лермонтова — мир падший, но над которым «торжественно и чудно» сияет отблеск Божественной красоты, то мир Тютчева — прежде всего таинственный: его подлинный лик — это ночь, а не день. Правда о нем открывается ночью, день — только блистательный, «златотканый покров», наброшенный на мир:

Но меркнет день — настала ночь;

Пришла — и, с мира рокового

Ткань благодатного покрова,

Сорвав, отбрасывает прочь...

И бездна нам обнажена

С своими страхами и мглами,

И нет преград меж ей и нами — 

Вот отчего нам ночь страшна!

(Из стихотворения Ф.И. Тютчева «День и ночь» (1839).

Бездна, темнота, тайна, страх... Теоретики казенной безбожно-материалистической идеологии твердят нам, что ничего этого на деле нет, что все это страхи первобытного человека, но стоит обратиться к науке, и все становится ясно, как дважды два — четыре.

Collapse )