fatheralexander

Category:

НЕОТЪЕМЛЕМОЕ ПРИЗВАНИЕ

В некоем очень глубоком смысле христианство есть гимн женщине и женскому началу в мире. И ничего не понимают в христианстве, грубо и зачастую злонамеренно искажают его те, кто говорит о каком-то унижении и порабощении им женщины. Но в чем смысл, содержание и вдохновение этого гимна?

Начнем с самого слова "женщина". Религиозный его смысл открывается нам в самом начале Библии, в первой главе Книги Бытия, где рассказывается о сотворении человека и где женщина названа жизнью. Женщина дана мужчине как его жизнь, что на нашем человеческом языке означает "как радость и тепло", "как красота и вдохновение". Отсюда и начинается христианское учение о женщине. В жизнь мира женщина входит как предмет любви и любования, как та, к кому мужчина стремится, без которой он не в состоянии жить. О, любовь может быть извращена человеческой свободой, может обернуться чем-то низким и недостойным человека, но это — падение любви, падение женского начала. Изначальная же сущность их - высокая, чистая, всеобъемлющая. И не случайно в Библии, излагающей языком поэзии историю взаимоотношений Бога и мира, Бога и человечества, отношения эти всегда уподобляются браку, то есть, отношениям мужчины и женщины. Не случайно и то, что в Библию включена Песнь песней, потрясающая поэма о человеческой любви, любви к женщине, и поэма эта признана символическим описанием любви Бога к миру, любви мира к Богу: " Пришел я в сад мой, сестра моя, невеста… Я сплю, а сердце мое бодрствует; вот, голос моего возлюбленного, который стучится: "отвори мне, сестра моя, возлюбленная моя, голубица моя, чистая моя!..." Он ввел меня в дом пира, и знамя его надо мною - любовь" (Песн. 5:1 - 2:4). Все, что ни делает, все, что ни творит человек, упирается в любовь, в ней находит свою награду, свою полноту, и чистая, полная, всеобъемлющая любовь есть рай на земле, дыхание и присутствие Бога в человеке. С изъятием ее мир становится будничным, темным, постылым - таков извечный опыт всего человечества, такова религиозная основа христианского отношения к женщине.

Но это не все. Христианство утверждает и прославляет в женщине особые, только ей присущие качества. И, может быть, лучше всего видны они в той Женщине, Которая всегда в сердце христианства и Которую Церковь воспевает как "честнейшую Херувим и славнейшую без сравнения Серафим". Это Мария, мать Иисуса Христа, это весь Ее образ в Евангелии - образ поразительного смирения и чистоты, терпения и верности. Вот Она в самом начале евангельского рассказа у нищих яслей, где лежит Ее Сын. Тут сияет свет всякого материнства - полнейший и чистейший из всех возможных на земле радостей. Вот, далее - Она в храме, приносящая и отдающая Своего Сына Его судьбе, назначению, жизни. Отдающая - и в Своем самоотречении исполняющая вечное призвание женщины: дать жизнь и жизнь эту отдать. 

Далее - это поразительно молчаливое присутствие Марии в жизни Христа. Она всегда тут, рядом, но молча. Только раз слышим мы Ее голос, и это в Кане Галилейской на браке (см.: Ин. 2:3). Не хватило вина, люди не знают, что делать, омрачена простая человеческая радость. И вот Она, Мать, женщина, помогает, просит, устраивает. Снова вечный образ женской помощи: когда трудно - к Ней. И, наконец, последнее, самое главное: когда все испугались, убежали и предали - у креста, в час страшного одиночества и страдания мы снова находим Марию. Это Ее час, Ее пора. Здесь не героизм, не борьба, не возмущение, но бесконечная сила любви, жалости и сострадания. "Тебе самой оружие пройдет душу, - да откроются помышления многих сердец" (Лк. 2:35) - такие слова сказал старец Симеон Матери, принесшей Младенца Иисуса для посвящения Богу. 

И вот награда за терпение, за жертвенность, за сострадание: не иссякающая любовь поколений, которые прославляют Ее как "честнейшую Херувим и славнейшую без сравнения Серафим". Какие удивительные слова сложили люди в Ее честь: " Радуйся, Еюже радость воссияет, радуйся, Еюже клятва исчезнет. Радуйся, падшего Адама воззвание, радуйся, слез Евиных избавление!" (Акафист Пресвятой Богородице. Икос 1).

В наше время очень много говорят о "правах" и "общественной роли" женщины. Но все это, так сказать, мужские разговоры. Ибо мужской мир все переводит в область экономики и юриспруденции. А Женщина, та Женщина, Которую так полюбило, так возвысило христианство, знает Свои "права", потому что никто никогда не смог их у Нее отнять. Это право - призвание любить и помогать, терпеть и сострадать. Это право - призвание наполнять наш страшный, злой мир лаской и любовью, быть там, где человек страдает, и в конечном итоге сам мир сделать той "женой, облеченной в солнце" (Откр. 12:1), о которой говорится в книге Откровения. И порабощают, и унижают женщину на деле те, кто этого не видит, не чувствует, все те, кто своими убогими идеологиями все на земле - любовь, сострадание, жертву сводят к грубому материализму, к борьбе интересов и аппетитов. Но именно о женщину с ее вечным призванием и разбиваются в конце концов все идеологии. Ибо женщине дан великий дар: сохранить жизнь, быть жизнью. А перед правдой, глубиной и красотой жизни бессильны все идеологии.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic