fatheralexander

Categories:

НАША БОЖЕСТВЕННОСТЬ И ЕГО ЧЕЛОВЕЧНОСТЬ

Праздник Рождества, бывший на протяжении веков одним из самых любимых в народе праздников, вряд ли понятен тому, кто не разделяет религиозного подхода к человеку. Бог, становящийся Человеком, - каким неслыханным абсурдом звучат эти слова не только для отрицающих Бога, но и для тех, у кого сам человек без остатка умещается в материалистическую схему! Ибо Рождество Христово - это праздник определенного понимания человека, определенного видения его места в мире. 

Подавляющее большинство людей наивно верит, что пресловутая научно-атеистическая пропаганда (то есть псевдонаучное безбожие) направлена против Бога на том основании, что сама идея Его ограничивает, порабощает человека. А так как и "объективное" изучение природы не находит в ней Бога, а в человеке обнаруживает только "природное", то антирелигиозная пропаганда представляется этому большинству одной из научных теорий. 

И даже те, кто стоят за свободу веры и возмущаются препятствиями, которые чинятся верующим, вполне согласны с тем, чтобы вера была ограничена сферой частного и никакого отношения ни к общественной жизни, ни к науке не имела.

Но все это - страшная ошибка и преступная слепота! Ибо, по существу, совсем не Богом и даже не наукой с ее объективными методами занята торжествующая у нас антирелигиозная пропаганда. Она занята исключительно человеком, и идея Бога ненавистна ей не как "порабощающая" человека, а как возвышающая его над природой и материей, не дающая ему быть просто-напросто ЧАСТЬЮ - частью природы, общества и тому подобное, безоговорочно подчиненной ЦЕЛОМУ.

Возвысить человека над природой - значит признать его от этой природы свободным или хотя бы способным к такой свободе. Но эту-то свободу человека и ненавидят теории, которые выводят все не сверху, а снизу и все высшее подчиняют низшему. И потому у этих теорий только один настоящий враг - религия. Убрать, раздавить этого врага - и не будет никакой свободы, останутся только безличный "закон природы", безличная материя, которым целиком подчинен человек. 

Нет, праздник Рождества не фантазия, не детская сказка о Младенце в окружении наивных пастушков и зверушек - это провозглашение совсем иного понимания человека. И в наши дни праздник этот - вызов всякому снижению человека и растворению его в безличном. Ибо если, как утверждаем мы и как от начала утверждало христианство, Бог является в мире как Человек, это означает, что человек существо божественное и призван явить в мире Бога. 

Ибо высшему не свойственно превращаться в низшее: человек не становится животным, животное не становится растением, растение не становится камнем. Верить в Богочеловека - значит верить в дух захватывающее призвание человека, значит как раз отрицать всякую религию рабства, отвергать образ бога-деспота, сидящего на недоступной высоте и распоряжающегося людьми, будто пешками. И верить в Бога, ставшего Человеком, - значит отрицать такого человека, который весь "снизу" и который только такой пешкой и может быть. 

Рождество - праздник божественности человека и человечности Бога, праздник свободы настоящей, ибо раз навсегда данной, - свободы, которой не нужны таинственные явления Божества в символах грозной власти и всесокрушающей мощи, свободы, которая способна увидеть, полюбить и поклониться Богу в беззащитном Ребенке. 

Более высокого явления и символа свободы нет, не было и не будет в мире. Ибо если способен человек в вифлеемском Младенце ощутить Божество - значит, он свободен, если же нет, если он посмеивается над всем этим вместе с идеологическими Смердяковыми всех мастей и оттенков - значит, он еще раб и наслаждается своим рабством. 

Приближается Рождество, и призывом к подлинному освобождению, к обретению человеком подлинной своей человечности звучат радостные слова: "Христос раждается, славите! Христос с небес, срящите! Христос на земли, возноситеся!" 

Приближается Рождество… О если бы могли мы, люди, все время спорящие о свободе, кричащие о ней на всех углах, познать всю глубину своего рабства и услышать эту по-настоящему освобождающую весть. Если бы могли мы засиять этой рождественской свободой изнутри! Тогда, действительно, не нашлось бы власти, не нашлось бы силы, способной нас снова поработить. 

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic