Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

ГОНЕНИЯ НА ВЕРУ: ПРАВДА О ГЛАВНОМ СОКРОВИЩЕ

Мы говорили в прошлой нашей беседе о неправде, которую распространяет о христианстве официальная пропаганда и официальная идеология, — неправде, на которую христиане лишены возможности ответить, ибо это по закону означало бы «религиозную пропаганду». Но так как ложь никогда не может себя ограничить, то запрет говорить правду о религии влечет за собой и дальнейшие неправды, и дальнейшие запреты. 

В нашей стране сейчас налицо поразительный парадокс. С одной стороны, тысячи, десятки тысяч туристов восхищаются памятниками древнерусского искусства, памятниками почти сплошь религиозными. Сколько бы ни рассказывали им о другом, официальном искусстве, они хотят видеть иконы Андрея Рублева, храмы Владимира и Суздаля, Троице-Сергиеву лавру... И выходит, что прошлое народа пропитано поразительным религиозным вдохновением, и памятники этого вдохновения показывают с гордостью. С другой стороны, само это вдохновение изобличается как какая-то чума, столетиями владевшая народной душой. Между тем и здесь, как и ко всему на свете, следовало бы применить евангельский принцип: «По плодам их узнаете их» (Мф. 7:16). Нельзя восхвалять плоды, а дерево провозглашать опасной заразой.  

Collapse )

СТИХИЙНЫЙ ВОЗВРАТ. БЕЗДАРНЫЙ ОКРИК

Что же можно сказать? Раздался окрик (подразумеваются грубо-бесцеремонные высказывания главы советского руководства Н.С. Хрущева по адресу некоторых деятелей отечественной литературы и искусства на одной из его встреч с творческой интеллигенцией в 1962-1963 годах (вероятнее всего 3 марта 1963 года в Кремле), бесконечно грубый, а в грубости своей — бесконечно бездарный. И может быть, больше всего поражает эта духовная бездарность окрика — бездарность, позорная пустота и нищета того, во имя чего он сделан. Неужели же века борьбы, исканий, жажды человеческой свободы действительно приводят только к тому, что власть — какие-то секретари и руководители — управляет литературой, искусством и поэзией, учит поэтов. Мечтам и громким словам о замене царства необходимости царством свободы дан ясный ответ: свободы — полной свободы — не только не будет, но ее и не должно быть. Какое страшное признание! 

Collapse )

СТИХИЙНЫЙ ВОЗВРАТ. ПАЛОМНИЧЕСТВО К СОБСТВЕННОЙ ДУШЕ

Недавно в одном западном иллюстрированном журнале, который читают миллионы людей, напечатаны были — и в который раз! — фотографии изумительных русских церквей: псковских, суздальских, московских. Альбомы, посвященные русскому религиозному искусству, выходят на Западе сотнями, с явного благословения и поощрения советской власти, видящей в этом, по всей вероятности, пропаганду «советского » искусства. 

Действительно, мне приходилось видеть на обложках этих книг странные словосочетания вроде «искусство советской России» и даже прямые цитаты из «советских» же писателей — например, Достоевского, Чехова и Блока. Но оставим в стороне эти почти юмористические факты и задумаемся всерьез, что же происходит. Один из величайших парадоксов советского пятидесятилетия нашей истории состоит в том, что эпоха открытого похода против религии, тотального ее отрицания как реакционного и опасного явления оказалась также эпохой откровения всему миру почти неизвестного дотоле, изумительного по глубине и красоте русского религиозного искусства. 

Collapse )

СТИХИЙНЫЙ ВОЗВРАТ. КНИГА ОБ АНДРЕЕ РУБЛЕВЕ

В конце прошлого года вышла превосходная книга нашего известного искусствоведа Алпатова, посвященная иконописцу Андрею Рублеву (имеется в виду издание: Алпатов М. В. Андрей Рублев. М.: Изобразительное искусство, 1972). 

Живший в XV веке Андрей Рублев  — монах сначала Троице-Сергиевой лавры, а потом Андроникова монастыря под Москвой — известен сейчас каждому культурному человеку как один из величайших живописцев. Его иконы «Троица», «Апостол Павел», «Архангел Михаил» и многие другие до сих пор привлекают к себе восторженное внимание историков искусства. Но, изучая произведения, анализируя технику, краски, линии Рублева, наши специалисты (то есть советские искусствоведы) ограничиваются формальным подходом, как бы забывая ту среду, в которой он жил, в которой вырос и сформировался его художественный талант, ту традицию, которой Рублев обязан всем своим ростом. 

Collapse )