Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

ПРОВАЛ. ХАРАКТЕРНАЯ ОБМОЛВКА

В одной из недавних книжек журнала «Новый мир» помещена интересная рецензия на повесть Тендрякова «Чудотворная» (Тендряков Владимир Федорович (1923-1984) — русский прозаик). Автор рецензии — Виноградов (Виноградов И. Оптимистическая трагедия  Родьки Гуляева // Новый мир. 1958. № 9. С. 247-255).  Он называет повесть Тендрякова «Оптимистической трагедией Родьки Гуляева». 

Но почему «трагедия» и почему «оптимистическая»?

Сюжет повести «Чудотворная» таков: ее герой, двенадцатилетний деревенский парнишка Родька Гуляев случайно нашел чудотворную икону. Она исчезла в двадцать девятом году, когда в селе закрывали церковь. И вот мальчик обнаружил ее среди какого-то старого хлама. С этой минуты жизнь Родьки  резко меняется. Для своей верующей семьи — матери, бабки — он стал избранником Божиим: на него надели крест, его стали заставлять молиться. 

Автор повести Тендряков старается показать, что жизнь Родьки стала трагической, потому что в нее вошло раздвоение. Родька стал задумываться над вопросами, о которых раньше не думал. Но конечно, трагедия Родьки оказывается «оптимистической», ибо на страже Родькиного атеизма бдительно стоит учительница Парасковья Петровна, которая и не дает мальчику «утонуть в суеверии».

Collapse )

ИЗГОНЯЮЩАЯ СТРАХ. НЕ ПРИМИРЯЕТСЯ И ПОБЕЖДАЕТ

Еще один год уходит. Еще раз готовимся мы встречать с надеждой и страхом неизвестное будущее. Еще раз мы как бы останавливаемся на минуту и раздумываем о смысле этой всегда текущей, всегда уходящей жизни, о том, куда ведет нас этот таинственный поток времени. 

В конце прошлого века большой русский философ и поэт написал знаменитую строчку : «Смерть и Время царят на земле...» И тут же прибавил: «Ты владыками их не зови». И в этом кажущемся противоречии между двумя строчками заключена вся глубина, весь трагизм человеческого существования на земле. 

Действительно, не только все течет, ускользает, уходит, но и каждый уходящий час приближает нас к таинственному и кажущемуся таким страшным в своей бессмысленности обрыву. Каждый из нас может сказать о себе словами эпиграфа к лермонтовскому «Мцыри»: «Вкушая, вкусих мало меда, и се аз умираю». И, пожалуй, нет человека, который хотя бы раз в жизни, наедине с собой, в страшную своей простотой и беспощадной правдивостью минуту не спросил себя: «Зачем жить, если есть смерть, если вся жизнь — сплошное стремление обладать тем, чего все равно не удержишь, желание того, что все равно выпадет из наших мертвых рук?».

Collapse )

СЧАСТЬЕ ХРИСТИАН. ОТ СЕРДЦА К СЕРДЦУ

С любопытством, страхом и надеждой встречаем мы опять Новый год, опять говорим друг другу: «С Новым годом, с новым счастьем!». Опять чего-то ждем, на что-то надеемся. За спиной — триста шестьдесят пять дней, еще один оторванный, изжитый кусок жизни, впереди — таинственное, неизвестное будущее. Будем ли мы в следующем году встречать Новый год? Доживем ли? Будет ли наша жизнь хоть немного лучше, светлее и счастливее? 

Когда-то Новый год встречали с молитвой, прося помощи Божией и стараясь подвести духовные итоги минувшему, духовно подготовить себя к будущему. Потом забыли о молитве, захлопали пробки шампанского, стали встречать Новый год каким-то животным весельем, точно захотели заранее набраться этого веселья накануне страшного будущего. А ведь если вдуматься, то о чем говорит, о чем напоминает  он нам, этот Новый год? 

Прежде всего, конечно, о необратимом потоке времени. Может быть, потому-то и стараемся мы так веселиться, так кричать и шуметь под полуночный бой часов, что хотели бы забыть об этом страшном владычестве времени над нами. Вот ушла, безвозвратно ушла еще часть жизни, канула в небытие, откуда никогда не вернуть ее. И значит, еще больше приблизился тот страшный обрыв, к которому стремится поток времени и которого не избежать. Действительно, вечный пир во время чумы! И об этом знает сердце, этого боится сознание, и вот все пытаются заглушить это знание и эту боязнь искусственным весельем и хлопаньем пробок. 

Collapse )

СОБЛАЗН, БЕЗУМИЕ, ЧУДО. ГРОМЧЕ ВСЕХ ДЕКЛАРАЦИЙ

Христос воскресе!

Ни одно утверждение христианства не вызывает такого отрицания, такого недоверия, таких насмешек, как утверждение, что Христос воскрес, что в истории человечества — пусть в одном Человеке — смерть была побеждена, или, как писал апостол Павел, ПОГЛОЩЕНА...  ПОБЕДОЮ (1 Кор. 15:54), поглощена Жизнью. 

Это отрицание, это недоверие, эти насмешки начались с первых шагов апостольской проповеди. По свидетельству книги Деяний апостольских, одного из самых ранних христианских документов, апостол Павел, придя в Афины, центр тогдашней образованности, был встречен с интересом и допущен выступить среди ареопага (Деян. 17:22) перед философами  и учеными тех дней. И пока он говорил о Боге вообще, его слушали. Но когда дошел до огненного средоточия своей веры — восстания Христа из мертвых — почтенные мудрецы рассмеялись и сказали: «Об этом послушаем тебя в другое время» (Деян. 17:32), твердо зная, что подобной чепухи ни в какое «другое время» слушать не станут.

И вот смех этот продолжает звучать в наши дни с разных, так сказать, позиций. Афинские философы и ученые были людьми религиозными, ведь именно греческая философия и величайший ее представитель Платон выносили и обосновали идею бессмертия человеческой души, и многим это кажется убедительным и поныне. Но именно потому, что греки так твердо верили в бессмертную душу, проповедь Воскресения звучала для них чепухой и бессмыслицей. 

Collapse )

УСПЕНИЕ БОЖИЕЙ МАТЕРИ. НЕУМИРАЮЩАЯ КРАСОТА

Русский народ всегда особенно любил праздник Успения Божией Матери.  Все главные храмы на Руси неизменно назывались Успенскими, и сам день Успения считался как бы национальным праздником. Откуда эта любовь, что она значит? Почему мысль и воспоминание о смерти  — а слово «успение» значит «засыпание», «смерть» — стало источником такой радости? 

Над вопросами этими стоит задуматься. Здесь угадывается какое-то  таинственное народное прозрение, какая-то надежда и, главное, — какое-то ощущение жизни, невыразимое, может быть, точными словами, но издревле вдохновлявшее людей, составлявшее, как говорят теперь, их миросозерцание.  Не случайно праздник Успения совершается в середине августа — это самое начало осени, и это мир во всей его земной красоте и славе.  Все, что таилось и жило подспудной жизнью, созревая в недрах природы зимой, все, что зацвело весной,  все это теперь явлено, окончательно раскрыто. Август исполняет  все обещания природы, являет во всей полноте  ее красоту и смысл. Такова первая, природная рама праздника Успения. 

Collapse )

НЕДЕЛЯ ЖЕН-МИРОНОСИЦ. ПРОСТО ВЕРНОСТЬ

Каждый раз, когда на Страстной неделе мы слушаем рассказ о страданиях Христа, о Его распятии и смерти, нас не может не поразить одна подробность: верность Христу до конца лишь немногих и главным образом женщин, о которых почти ничего другого и не сказано в Евангелии. 

Collapse )

ПАСХА. НОВЫЙ ОПЫТ ВРЕМЕНИ

В центре церковного года, в центре всего времени у христиан всегда находится праздник Пасхи. В прошлой беседе я говорил уже, что праздник этот задолго до Иисуса Христа нарастал сначала как празднование весеннего обновления природы, а затем, в Ветхом Завете, как праздник освобождения от рабства и грядущего торжества Царства Божия в истории. Христианство и Церковь включили в себя обе эти темы, соединив их в главном событии всей христианской веры — с воскресением Христа из мертвых. 

Согласно Евангелию, Христос воскрес в первый день недели. По тогдашнему исчислению времени последним днем недели, ее увенчанием, была суббота — день седьмой. Это был одновременно и  день покоя, и день торжественно-радостного прославления Бога в Его творении. Седьмой день  и само число семь  приобрели в древней  религиозной символике значение полноты, завершенности, совершенства. Цифра семь — а надо помнить, что  для всего древнего мира цифры имели глубокое религиозно-символическое значение —  стала символом  этого мира как космоса, о котором создавший его Бог сказал: «Добро зело» (ср.: Быт. 1:31). Поэтому и время мира исчисляется цифрой семь — неделей из семи дней. 

Collapse )

ПРИБЛИЖЕНИЕ СТРАСТЕЙ. ПОГРУЖЕНИЕ В ТАЙНУ

Вот приближаются к нам святые и одновременно горестные, но и в горести, и в печали своей светлые дни Страстной недели. Дни, когда ежегодно призываемся мы прикоснуться к святая святых нашей веры, быть свидетелями и соучастниками тех навеки единственных событий, в которых совершилось и совершается наше спасение.

Но спасение ОТ ЧЕГО и, наконец, ПОЧЕМУ?  «Спаси нас», — как часто обращаемся мы с  этой мольбой к Богу! Но не сделалась ли она оттого чересчур привычной для нас, не оглохли ли мы незаметно для себя к самому слову «спасение»? И для того чтобы вновь могли мы по-настоящему расслышать и воспринять это слово, чтобы сердце наше осознало, почему именно спасения жаждем мы от Бога, и даются нам ежегодно эти дни, этот мрак и этот свет Страстной недели. 

Вот окончены  сорок дней поста — посильного нашего духовного приготовления, очищения, собирания души и ума, так легко рассеиваемых суетой жизни. И начинается наше вступление, наше погружение в тайну спасения каждого из нас и всего мира. Начинается оно с двухдневного праздника — Лазаревой субботы, когда вспоминает Церковь воскрешение Христом Его друга Лазаря, и Вербного воскресенья, или Входа Господня в Иерусалим. Именно эти дни света и торжества дают нам ключ к Страстной неделе. Именно в них, «прежде шести дней Пасхи» (Неделя ваий. Великая вечерня. Стихира 5-я на «Господи, воззвах»), как гласит песнопение Церкви, начинается раскрытие тайны спасения. 

Collapse )

САМОПРИНОШЕНИЕ БОЖИЕ

Мы знаем, что после Тайной вечери, за которой Христос даровал нам Свою жизнь, Свое грядущее страдание и смерть, как и грядущую победу над смертью, - после этого торжества любви Он был предан на позорный суд и распятие. Тело Его, которое Он преподал накануне ученикам, стало воистину телом, за них "ломимым", то есть страдающим, а кровь - воистину кровью, за них изливаемой. Иными словами, на Тайной вечери Христос открыл, что все предлежащее Ему в ближайшие часы совершается ради нас как предельное выражение Божественной любви. Эту связь между Тайной вечерей и крестным подвигом Христа бесконечно важно понять, ибо только через нее можно уяснить значение Литургии как таинства Тела и Крови Христовых. 

С первых дней своего существования Церковь проповедовала, что Христос пострадал, умер и воскрес "нас ради человек и нашего ради спасения". И вот верующие так привыкли к этому утверждению, что редко в него вдумываются. Неверующим же, но стремящимся понять сущность христианской веры, особенно трудно уразуметь это "нас ради". Что вообще значит умереть ЗА другого? В каком смысле чья бы то ни было смерть, и тем более случившаяся две тысячи лет назад, может быть сегодня МОИМ спасением, и не только моим, но и всех людей? 

Collapse )

ПОГРУЖЕНИЕ В ЖИЗНЬ

Говоря в прошлой беседе о христианском таинстве крещения, я сказал, что начинается оно с торжественно-радостного освящения воды. В этом акте мы, христиане, провозглашаем и исповедуем восстановление того мироотношения, что было утеряно человеком в его отрыве от Бога и восстановлено Христом. Это отношение к миру, к материи и к жизни как к общению с создавшим их Богом, это приобщение через них не только к биологической жизни, но и к Жизни с большой буквы, к жизни как познанию, радости и полноте, а главное - как к вхождению в Божественную жизнь. 

Человек потерял эту жизнь: она стала для него всего лишь биологическим существованием. И в этом существовании, до конца определенном зависимостью от внешнего, человек дошел до того, что принял такую зависимость, такой детерминизм как самоочевидный и абсолютный закон и возненавидел тех, кто осмеливались напоминать о духовном призвании человечества. "Не хочу никакого "духа", - словно говорил он, - хочу быть только материей!" 

Collapse )