Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

УСПЕНИЕ БОЖИЕЙ МАТЕРИ. НЕУМИРАЮЩАЯ КРАСОТА

Русский народ всегда особенно любил праздник Успения Божией Матери.  Все главные храмы на Руси неизменно назывались Успенскими, и сам день Успения считался как бы национальным праздником. Откуда эта любовь, что она значит? Почему мысль и воспоминание о смерти  — а слово «успение» значит «засыпание», «смерть» — стало источником такой радости? 

Над вопросами этими стоит задуматься. Здесь угадывается какое-то  таинственное народное прозрение, какая-то надежда и, главное, — какое-то ощущение жизни, невыразимое, может быть, точными словами, но издревле вдохновлявшее людей, составлявшее, как говорят теперь, их миросозерцание.  Не случайно праздник Успения совершается в середине августа — это самое начало осени, и это мир во всей его земной красоте и славе.  Все, что таилось и жило подспудной жизнью, созревая в недрах природы зимой, все, что зацвело весной,  все это теперь явлено, окончательно раскрыто. Август исполняет  все обещания природы, являет во всей полноте  ее красоту и смысл. Такова первая, природная рама праздника Успения. 

Collapse )

НЕДЕЛЯ ЖЕН-МИРОНОСИЦ. ПРОСТО ВЕРНОСТЬ

Каждый раз, когда на Страстной неделе мы слушаем рассказ о страданиях Христа, о Его распятии и смерти, нас не может не поразить одна подробность: верность Христу до конца лишь немногих и главным образом женщин, о которых почти ничего другого и не сказано в Евангелии. 

Collapse )

ПАСХА. НОВЫЙ ОПЫТ ВРЕМЕНИ

В центре церковного года, в центре всего времени у христиан всегда находится праздник Пасхи. В прошлой беседе я говорил уже, что праздник этот задолго до Иисуса Христа нарастал сначала как празднование весеннего обновления природы, а затем, в Ветхом Завете, как праздник освобождения от рабства и грядущего торжества Царства Божия в истории. Христианство и Церковь включили в себя обе эти темы, соединив их в главном событии всей христианской веры — с воскресением Христа из мертвых. 

Согласно Евангелию, Христос воскрес в первый день недели. По тогдашнему исчислению времени последним днем недели, ее увенчанием, была суббота — день седьмой. Это был одновременно и  день покоя, и день торжественно-радостного прославления Бога в Его творении. Седьмой день  и само число семь  приобрели в древней  религиозной символике значение полноты, завершенности, совершенства. Цифра семь — а надо помнить, что  для всего древнего мира цифры имели глубокое религиозно-символическое значение —  стала символом  этого мира как космоса, о котором создавший его Бог сказал: «Добро зело» (ср.: Быт. 1:31). Поэтому и время мира исчисляется цифрой семь — неделей из семи дней. 

Collapse )

ПРИБЛИЖЕНИЕ СТРАСТЕЙ. ПОГРУЖЕНИЕ В ТАЙНУ

Вот приближаются к нам святые и одновременно горестные, но и в горести, и в печали своей светлые дни Страстной недели. Дни, когда ежегодно призываемся мы прикоснуться к святая святых нашей веры, быть свидетелями и соучастниками тех навеки единственных событий, в которых совершилось и совершается наше спасение.

Но спасение ОТ ЧЕГО и, наконец, ПОЧЕМУ?  «Спаси нас», — как часто обращаемся мы с  этой мольбой к Богу! Но не сделалась ли она оттого чересчур привычной для нас, не оглохли ли мы незаметно для себя к самому слову «спасение»? И для того чтобы вновь могли мы по-настоящему расслышать и воспринять это слово, чтобы сердце наше осознало, почему именно спасения жаждем мы от Бога, и даются нам ежегодно эти дни, этот мрак и этот свет Страстной недели. 

Вот окончены  сорок дней поста — посильного нашего духовного приготовления, очищения, собирания души и ума, так легко рассеиваемых суетой жизни. И начинается наше вступление, наше погружение в тайну спасения каждого из нас и всего мира. Начинается оно с двухдневного праздника — Лазаревой субботы, когда вспоминает Церковь воскрешение Христом Его друга Лазаря, и Вербного воскресенья, или Входа Господня в Иерусалим. Именно эти дни света и торжества дают нам ключ к Страстной неделе. Именно в них, «прежде шести дней Пасхи» (Неделя ваий. Великая вечерня. Стихира 5-я на «Господи, воззвах»), как гласит песнопение Церкви, начинается раскрытие тайны спасения. 

Collapse )

САМОПРИНОШЕНИЕ БОЖИЕ

Мы знаем, что после Тайной вечери, за которой Христос даровал нам Свою жизнь, Свое грядущее страдание и смерть, как и грядущую победу над смертью, - после этого торжества любви Он был предан на позорный суд и распятие. Тело Его, которое Он преподал накануне ученикам, стало воистину телом, за них "ломимым", то есть страдающим, а кровь - воистину кровью, за них изливаемой. Иными словами, на Тайной вечери Христос открыл, что все предлежащее Ему в ближайшие часы совершается ради нас как предельное выражение Божественной любви. Эту связь между Тайной вечерей и крестным подвигом Христа бесконечно важно понять, ибо только через нее можно уяснить значение Литургии как таинства Тела и Крови Христовых. 

С первых дней своего существования Церковь проповедовала, что Христос пострадал, умер и воскрес "нас ради человек и нашего ради спасения". И вот верующие так привыкли к этому утверждению, что редко в него вдумываются. Неверующим же, но стремящимся понять сущность христианской веры, особенно трудно уразуметь это "нас ради". Что вообще значит умереть ЗА другого? В каком смысле чья бы то ни было смерть, и тем более случившаяся две тысячи лет назад, может быть сегодня МОИМ спасением, и не только моим, но и всех людей? 

Collapse )

ПОГРУЖЕНИЕ В ЖИЗНЬ

Говоря в прошлой беседе о христианском таинстве крещения, я сказал, что начинается оно с торжественно-радостного освящения воды. В этом акте мы, христиане, провозглашаем и исповедуем восстановление того мироотношения, что было утеряно человеком в его отрыве от Бога и восстановлено Христом. Это отношение к миру, к материи и к жизни как к общению с создавшим их Богом, это приобщение через них не только к биологической жизни, но и к Жизни с большой буквы, к жизни как познанию, радости и полноте, а главное - как к вхождению в Божественную жизнь. 

Человек потерял эту жизнь: она стала для него всего лишь биологическим существованием. И в этом существовании, до конца определенном зависимостью от внешнего, человек дошел до того, что принял такую зависимость, такой детерминизм как самоочевидный и абсолютный закон и возненавидел тех, кто осмеливались напоминать о духовном призвании человечества. "Не хочу никакого "духа", - словно говорил он, - хочу быть только материей!" 

Collapse )

СИМВОЛ СИМВОЛОВ

РОЖДЕНИЕ СВЫШЕ - так назвал сам Христос крещение, то есть тот акт, обряд, священнодействие, которое с самых первых дней христианства составляло его основу и до наших дней сохраняет для миллионов людей свое значение как начало всего, как необходимое восполнение рождения физического. Само слово "крещение" есть перевод греческого слова, означающего "погружение". В ночной беседе с Никодимом Христос описывает рождение свыше как "рождение от воды и Духа". Поэтому первый вопрос: почему вода? 

Не нужно быть глубоким специалистом по истории религии, чтобы знать о совершенно особой религиозно-символической роли, какую играла вода во все времена у всех народов. От воды зависит жизнь, и потому она есть символ самой жизни. Действительно, без воды невозможна никакая органическая жизнь. Человек может довольно долго не есть, без воды же он умирает очень скоро. Где не хватает воды и влаги, там воцаряются пустыня и смерть. Поэтому люди с древнейших времен отождествляли воду с первоматерией, видя в ней основу жизни, животворящее начало. Отсюда и религиозный символизм воды, означающей саму жизнь. Отсюда же место воды в религиозных обрядах, и прежде всего - в крещении, таинстве рождения в новую жизнь. 

Collapse )

ВОСКРЕСЕНИЕ МЕРТВЫХ

В этих беседах, посвященных объяснению Символа веры, мы пришли теперь к заключительной его части.

До сих пор на протяжении всего Символа ключевым, краеугольным было начальное слово "верую". Именно оно открывало первое утверждение: "Верую во Единаго Бога Отца…" и подразумевалось во всех последующих утверждениях: об Иисусе Христе, Единородном Сыне Божием, о Его воплощении, распятии, погребении и воскресении, о Духе Святом и о Церкви. Но вот теперь, в утверждении заключительном - "Чаю воскресения мертвых и жизни будущего века. Аминь", которое как бы подводит итог нашей вере, всю ее объединяет и объемлет, мы слышим другое слово. Слово это - "чаю", то есть в переводе с церковнославянского на русский - "жду". Именно на этом слове нам следует остановиться и - как бы это сказать? - духовно удивиться ему. Что означает оно именно в Символе веры, в перечислении всего, на что эта вера направлена, к чему она обращена? Не указывает ли оно на особое отношение христиан к тому, во что они верят, и, следовательно, на некую основную, определяющую особенность самой христианской веры, некое последнее о ней откровение? Ведь не только слово "вера", но и утверждение "я верю" можно понимать и переживать по-разному.

Collapse )

РАДОСТЬ ПЕРВЫХ ХРИСТИАН

В прошлой моей беседе я говорил, что главное, центральное утверждение Символа веры о Христе - "и воскресшаго в третий день" - на деле как бы затуманено, ослаблено даже в религиозном, христианском сознании. Поясню это. Религиозное сознание воспринимает воскресение Христа прежде всего как чудо, каковым, конечно, оно и является. Но чудо это - и даже больше, чудо всех чудес - сплошь и рядом остается для нас, так сказать, единичным, относящимся к Христу. А поскольку Христа мы признаем Богом, чудо это перестает быть даже и чудом : Бог Всесилен, Богу все возможно. И уж, конечно, что бы ни означала смерть Христова, Божественная сила и власть не дали Ему остаться во гробе.

В том-то и дело, однако, что все это лишь отчасти совпадает с изначальным христианским восприятием воскресения Христова. Радость раннего христианства - радость, живущая и доныне в Церкви, в ее богослужении, в ее песнопениях и молитвах, особенно же в несравненном празднике Пасхи, - не отделяет воскресения Христова от начатого Им всеобщего воскресения, то есть воскресения всех людей. Уже празднуя за неделю до Пасхи воскрешение Господом друга Его Лазаря, Церковь торжественно утверждает, что это чудо есть "общего воскресения удостоверение" (ср.: "Общее воскресение прежде Твоея страсти уверяя…" (Тропарь Лазаревой субботы и Недели ваий).

Collapse )

ВОСКРЕСШИЙ В ТРЕТИЙ ДЕНЬ

После креста, после сошествия в смерть, воскресение их мертвых - это основное, главное, решающее утверждение Символа веры, утверждение им самой сердцевины христианства. Действительно, "если Христос не воскрес, вера ваша тщетна" (ср.: 1Кор. 15:14). Это слова апостола Павла, и они остаются для христианства основоположными по сей день. Христианство - это превыше всего вера в то, что Христос не остался во гробе, что из смерти воссияла жизнь и что в воскресении Христа из мертвых абсолютный, всеобъемлющий, не терпящий исключений закон умирания и смерти был изнутри взорван и преодолен…

Воскресение Христа составляет, повторяю, самое сердце христианской веры, христианского благовестия. И однако, как ни странно, в реальной жизни христианства и христиан в наши дни вера эта занимает мало места. Она как-то затуманена, и ее современный христианин, сам того не ведая, не то что не принимает, а как-то обходит, ею не живет, как жили ею первые христиане. Да, если он ходит в церковь, он, конечно, слышит раздающиеся в христианском богослужении ликующие утверждения: "смертию смерть поправ", "поглощена смерть победой", "жизнь царствует" и "мертвый ни един во гробе". Но спросите его, что он действительно думает о смерти, и часто, увы, слишком часто, вы услышите некое расплывчатое, еще и до христианства существовавшее утверждение бессмертия души и ее жизни в некоем загробном мире.

Collapse )