Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

ВЕЛИКИЙ ХРИСТИАНСКИЙ ПИСАТЕЛЬ (А. СОЛЖЕНИЦЫН). ВСЕ ТА ЖЕ ПРАВДА

Когда-то в рождественский вечер дети и взрослые ждали появления первой звезды на небе. И когда появлялась она, наступала праздничная радость. Толпы детей ходили, закутанные до глаз, славя Христа, распевая нехитрые вирши о Вифлееме, о волхвах, о пастухах на поле, об ангельской песне, льющейся  с ночного неба.

Все это отменили, провозгласили «суеверием», развенчали как ненужную и вредную «сказку»,  облили насмешками, презрением и злобой. И что же? Добились ли чего-то  нового, благого, доброго? Убрали «сказку» во имя «действительности», но саму действительность сделали такой однообразно-серой, будничной, скучной! Но может быть, настоящее чудо не в том, что удалось все это сделать, а в том, что до конца как раз и не удалось и что, живя в мире машин  и грохоте постоянных строек, в мире принудительного однообразия и сведения всего к экономике и пресловутой «науке», люди все равно продолжают жить внутри себя чем-то иным, ожидать и искать чего-то иного. Если что и доказал наш двадцатый век с его космическими полетами и социальными экспериментами, то это как раз неистребимость в человеческой душе вечных запросов. 

Collapse )

ВЕЛИКИЙ ХРИСТИАНСКИЙ ПИСАТЕЛЬ (А. СОЛЖЕНИЦЫН). МОЛИТВА — ОПЫТ ПОБЕДЫ

В связи со всемирным признанием Солженицына — признанием, которое, кстати говоря, намного опередило Нобелевскую премию, нам, верующим, уместно вспомнить молитву, составленную писателем еще в 1962 году. 

Я говорю «составленную», но, конечно, это неверное и неточное слово. Разве можно составить молитву? Разве тот, кому обязаны мы уже многие века самым лучшим, во что вылилось религиозное вдохновение, — псалмами, разве он их составлял, сочинял, выдумывал? Молитва рождается, льется, вырастает из души. И если нужны, если возможны доказательства существования Бога, то именно молитва является лучшим таким доказательством, ибо мы никогда не говорим в пустоту, и если вдруг рождается в душе обращение к Богу, то это потому, что душа сначала ощутила присутствие Бога, — действительно, как говорит Достоевский, прикоснулась «мирам иным». 

Collapse )

РЕЛИГИОЗНОЕ ВДОХНОВЕНИЕ РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ. ОН ЖИЛ "НЕМЕРКНУЩИМ СВЕТОМ" (НА СМЕРТЬ АДАМОВИЧА)

На днях скончался в Париже, в изгнании, далеко от родины один из замечательнейших русских критиков и поэтов этого века Георгий Викторович Адамович. О нем, конечно, будут рано или поздно и писать, и говорить, выискивать каждую его строчку, взвешивать каждое слово. Сегодня хочу сказать только о религиозном мироощущении Адамовича. Хочу потому как раз, что Адамович не был, что называется, «церковником». Всю жизнь он прожил как бы около религии, размышляя о ней, сомневаясь, мучаясь, страдая. Но всего важнее здесь, пожалуй, то, что в этих сомнениях, в этих раздумьях больше и правды, и человечности, чем в дешевых утверждениях и отрицаниях сплеча. 

Вот у нас — и как давно, как грубо! — грохочет и торжествует примитивный атеизм: «доказали», «всякому ясно», «только отсталые не понимают», и т.д., и т.д., и т.д. А Адамович, изнемогая в сомнениях, пишет про ту же религию:

«Случается, перечитывая Евангелия, останавливаешься и, пораженный, говоришь себе: этого не могло не быть! Есть у всех четырех евангелистов такие «проблески», в особенности у Марка. Читаешь в сотый раз, почти ничего уже не видя, и вдруг каждое слово становится по-новому ясно/.../. Значит, было, все было: по одному слову убеждаешься в целом» (Адамович Г. Комментарии. С. 26-27).  И в другом месте о христианстве: «Это не может быть превзойдено» /.../ Беречь, хранить, охранять стоит только это, — если человек еще не окончательно отупел, не окаменел, не выродился, не сошел с ума» (Адамович Г. Комментарии. С. 50). 

Collapse )

РЕЛИГИОЗНОЕ ВДОХНОВЕНИЕ РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ. СТРАНИЦЫ О ВЕРЕ

Недавно в Париже вышел сборник статей эмигрантского критика Георгия Адамовича  «Комментарии» (Адамович Георгий Викторович (1894-1972) — русский поэт-акмеист, литературный критик, эссеист. В 1923 году эмигрировал из СССР, жил и скончался во Франции).  Адамович — один из самых последних представителей того Серебряного века,  которым были отмечены предреволюционные годы — русское начало века. Он был другом Гумилева, Осипа Мандельштама — поэтов той блестящей, незабываемой плеяды, что была потом растоптана и раздавлена террором. 

И вот удивительно, как много в книге Адамовича страниц о вере, о христианстве, о Христе. Удивительно, как, несмотря ни на что, русская литература всегда ходит около этих вечных вопросов, не может уйти от них. Адамович- человек нецерковный, и в вере он часто сомневается, как бы отходит от нее.  Нелегко ему справиться со своими сомнениями, со своим маловерием. Тем замечательнее некоторые его высказывания, которыми мы и хотим поделиться со своими слушателями. 

Collapse )

СТИХИЙНЫЙ ВОЗВРАТ. ПАЛОМНИЧЕСТВО К СОБСТВЕННОЙ ДУШЕ

Недавно в одном западном иллюстрированном журнале, который читают миллионы людей, напечатаны были — и в который раз! — фотографии изумительных русских церквей: псковских, суздальских, московских. Альбомы, посвященные русскому религиозному искусству, выходят на Западе сотнями, с явного благословения и поощрения советской власти, видящей в этом, по всей вероятности, пропаганду «советского » искусства. 

Действительно, мне приходилось видеть на обложках этих книг странные словосочетания вроде «искусство советской России» и даже прямые цитаты из «советских» же писателей — например, Достоевского, Чехова и Блока. Но оставим в стороне эти почти юмористические факты и задумаемся всерьез, что же происходит. Один из величайших парадоксов советского пятидесятилетия нашей истории состоит в том, что эпоха открытого похода против религии, тотального ее отрицания как реакционного и опасного явления оказалась также эпохой откровения всему миру почти неизвестного дотоле, изумительного по глубине и красоте русского религиозного искусства. 

Collapse )

ПУТЬ ХРИСТОВ ВОЗМОЖЕН. УДИВИТЕЛЬНАЯ ТОНАЛЬНОСТЬ

В прошлой моей беседе я рассказывал о о замечательно светлом образе священника отца Александра Ельчанинова, скончавшегося вот уже скоро как тридцать пять лет тому назад в Париже. Рассказывал о его жизни, участии в религиозно-философском движении России начала ХХ века, о принятии им священства в 1928 году и смерти от жестокой болезни в расцвете духовных сил. Семья отца Александра  собрала отдельные его записи, отрывки из бесед, конспекты проповедей, и получилась небольшая книга, скромно названная «Записи». И вот эти «Записи» выдерживают уже  несколько изданий, переводятся на другие языки, оказываются насущно нужными  все большему кругу читателей. Только домой, на Родину, нет им доступа. И потому я приведу сегодня несколько отрывков из этой книги, чтобы слушатель мог почувствовать удивительную тональность этой большой, простой, любящей души — души человека, который до конца нашел себя в священстве и пастырстве.  

Collapse )

ПУТЬ ХРИСТОВ ВОЗМОЖЕН. ЖИЗНЬ ВСЕРЬЕЗ

Скоро исполнится уже тридцать пять лет со дня смерти в Париже замечательного священника отца Александра Ельчанинова (священник Александр Ельчанинов скончался 24 августа 1934 года). При жизни — а умер он сравнительно молодым, всего пятидесяти четырех лет отроду, — его знали немногие: те, с кем он работал, прихожане, небольшой круг молодежи.  И, как часто это бывает, известность пришла к нему после смерти — вдруг все поняли, что среди них жил замечательный человек, что от него шел свет, изливалась радость, сияло добро. 

Потом вдова его собрала записки, дневники, конспекты лекций и проповедей, и получилась удивительная книга, скромно названная «Записи». И вот книга эта вышла уже в третьем издании (первое издание «Записей» осуществлено в Париже в 1935 году, второе и третье — там же в 1962 и 1967 годах соответственно), переведена на разные языки, оказывается нужной людям. Только на Родину автора вход ей воспрещен (первое издание «Записей» в России осуществлено в 1992 году издательством «Советская Россия»), как и всему, что говорит о Боге и Духе, о небе и вечности. Темы эти под запретом, ибо они опасны для тех, кто вот уже полвека упорно стремятся вдолбить в людские умы, что ни Бога, ни духа, ни неба, ни вечности нет. 

Collapse )

ПУТЬ ХРИСТОВ ВОЗМОЖЕН. ПАМЯТИ СВЯЩЕННИКА ПЕТРА СТРУВЕ

Недавно погиб в автомобильной катастрофе под Парижем молодой русский священник отец Петр Струве (протоиерей Петр Струве погиб 3 декабря  1968 года сорока двух лет отроду). Ехал туманной ночью к больному в пригороде, не увидел грузовика перед собою и, налетев на него, был убит на месте. Я хочу сказать о нем несколько слов не потому только, что я лично хорошо его знал, а потому, что русским людям по всему пространству нашей Родины хорошо и нужно узнать о нем. 

Collapse )

ПУТЬ ХРИСТОВ ВОЗМОЖЕН. ГЕРОИ ДУХА

Не странно ли, что во всех своих нападках на религию антирелигиозная пропаганда почти никогда не говорит о святых? А ведь они занимают в нашей религиозной жизни огромное место, и каждый день церковного года посвящен памяти не одного, а нескольких, иногда даже десятков святых. Кроме того, всем святым особо посвящено первое воскресенье после праздника Троицы. 

Святые! Современному, на прагматический, общественно-деловой лад настроенному человеку, само это слово должно казаться анахронизмом, чем-то предельно чужим, потусторонним, оторванным от реальной жизни. Какие-то древние старцы в пустынях, изможденные постом и молитвой, заживо погребенные в пещерах или монастырских кельях... Кому теперь все это нужно? Как все это далеко от наших проблем, наших интересов и исканий!

Но справедливо ли это впечатление? Не следует ли здесь, как и в других наших расхожих мнениях, кое-что пересмотреть, переоценить, заново продумать?  Не имеет ли и ко мне отношение тот несомненный факт, что в каждую эпоху, в каждой стране, в каждом поколении были люди такие же, как я, но пошедшие этим странным, трудным, узким путем? Почему они это сделали? Что заставило их избрать этот путь? 

Collapse )

ИЗГОНЯЮЩАЯ СТРАХ. ПАМЯТЬ, ОЖИДАНИЕ, ПРИСУТСТВИЕ

Христианство есть религия не только воспоминания, но и ожидания. И ничего нельзя понять в христианской вере вне этого непостижимого, но реального их соединения. 

С одной стороны, вряд ли нужно доказывать, что все в христианстве пронизано одним всеобъемлющим воспоминанием о Христе. В историческом плане явление Христа, Его жизнь и учение, описанные в Евангелии, — все это относится к прошлому, с которым связывает нас память. И с этой точки зрения, все христианство, действительно, есть память о Христе, передаваемая из поколения в поколение, знание о Нем, вечно претворяемое в знание Его Самого. 

И именно эта память, это знание о прошлом, вечно претворяемое в живое присутствие, и составляют сущность христианского опыта. Оказывается, что происшедшее тогда, две тысячи лет назад и известное мне через эту непрерывность памяти, определяет мою сегодняшнюю жизнь так, как ничто иное в прошлом и настоящем. Ибо чудо этого воспоминания, определившего веру христиан, в том, что прошлое здесь становится настоящим, что Христос, живший тысячелетия назад, этой верой познается как живущий сейчас, как любящий и любимый, как близкий и бесконечно нужный, как Тот, Кто вошел и постоянно входит в мою жизнь, наполняя ее новым содержанием и новой силой.  

Collapse )